Вверх страницы

Вниз страницы

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Походные записи » Летим! Выше всех...


Летим! Выше всех...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Облик
Имя: Валья
Дата и место рождения: 9:22 ВД, эльфинаж Хоссберга
Раса: эльф
Род деятельности: Серый Страж
Класс и специализация: маг — лёд, электричество; специализация — Маг Силы
Внешность: (Emma Watson)
[indent]глаза: шоколадно-карие
[indent]волосы: каштановые, средней длины (чуть ниже лопаток)
[indent]рост, телосложение: 160 см, типичная эльфийка
[indent]особые приметы: нет, внешность непримечательная совершенно. Причёска: обычно носит либо тугую косу, либо волосы собраны в хвост, совсем уж редко распущенные. От мантии давно отказалась в пользу обычной формы Серых Стражей или хотя бы кожаной куртке, поверх обычного костюма путешественника, способной послужить лёгким доспехом, правда, без металла. От продолжительного присутствия на солнце нос обсыпается веснушками, а кожа приобретает лёгкий загар, но в бронзу никогда не уходит. Шрамов и татуировок не имеет, точнее, какие-то точно есть, но не запоминающиеся, на уровне «разбитая в детстве коленка, порезанный палец».

I арка

Ваш текст


♦ ♦ ♦


Изображение

http://funkyimg.com/i/2RaU3.jpg

0

2

История
Родилась в эльфинаже. Подобно своей внешности жизнь имела такую же непримечательную. Что может быть примечательного в жизни городского эльфа? Вероятнее всего, каждого из них ждёт какое-то нехитрое ремесло и всю жизнь служение кому-то из хозяев-людей. Маленькой эльфийке было невдомёк, а её мать нарадоваться не могла, что девочка такая обычная. Красивую могли заприметить со всеми вытекающими последствиями, часто и замечали в довольно юном возрасте. А вот девочке, похожей на мышку, вполне было безопасно в эльфинаже, насколько там вообще могло быть безопасно, конечно.
Валья ещё и росла довольно медленно, так что выглядела сильно младше своего реального возраста. Только позже она, как водится, скачком повзрослела, но это было уже в Круге.
А пока что она жила в эльфинаже. Родители были приходящими слугами в доме не самых богатых горожан, но работу свою имели. Там же часто столовались. В общем, не шиковали, но и по-настоящему голодовать приходилось редко.
Впрочем, с детства уже она знала, что людям под руку лучше не попадаться, так как относились к эльфийским детям часто как к помойным зверятам — могли и пнуть, а то и убить. Просто потому что могли. Лет с пяти она уже помогала матери потихоньку, а в семь практически уже готова была стать полноценной девочкой-служанкой, но не успела.
Валья не понимала, что с ней что-то не так. Это не сразу было заметно, да и не очевидно тоже. Однако же должно было произойти то, что произошло. Магия развивалась в ней примерно так же: сначала медленно и почти незаметно, а потом скачком и сразу: однажды просто взяла и подняла в воздух несколько камней, сама испугавшись тому, что натворила. Тут же, естественно, уронила от испуга, но была замечена. Родителям в голову не приходило что-то с этим делать: городские эльфы, не имели возможности воспитывать мага. Жить с необученным стихийным магом, как они это понимали (а пуще того, соседи), было невозможно. Не без слёз и истерики, а всё-таки, храмовникам девочку отдали сразу. О попытке спрятать или скрыть речи не шло.
А дальше пошло как по накатанной: храмовники тоже не особо миндальничали с юными магами, да и наставники не отличались теплотой и участием. И без того напуганная своими силами девочка, была ещё более запугана новой обстановкой и окружающими её людьми. Её учили, но умение жить в мире с самой собой, скорее, было её заслугой, нежели окружения. Она так привыкла жить в страхе, что почти не помнила, как это может быть иначе. Хоть какая-то передышка ей была неизвестна. Но хотя бы храмовники не злоупотребляли своим положением, и об изнасилованиях речи не шло, хотя, поговаривали, в других Кругах это не редкость. Да и пыток, как таковых, не было.
Занятия, практика, изучение трудов. Время от времени проездом случались путешествующие маги, на которых всегда сбегались посмотреть ученики. Жизнь в другом Кругу была похожа на жизнь в другом мире, буквально. И пусть подробностей в открытую не рассказывали, но они всё равно каким-то образом становились всем известны. А ещё иногда путешествующие маги могли поделиться своим опытом, рассказать об исследованиях. Что тоже было очень интересно и разбавляло размеренный ход жизни.
Один из таких случаев надолго запал в память. Случившийся проездом маг среднего возраста, рассказывал о своих путешествиях и изысканиях. Он занимался сравнительным описанием магических наук народов Тедаса, что носило больше культурологический характер, нежели имело практическое значение для магии или развития магической науки, но послушать его всё равно было интересно. Он честно разводил руками и признавался, что восстановить «эльфийскую магию» по разрозненным фрескам и описаниям попросту невозможно. Однако с непередаваемым восхищением и вдохновением описывал эти фрески так подробно, что у Вальи создавалось впечатление, что она сама их видела. Своими глазами. Возможно, тогда она и «заразилась» интересом к культуре своего народа, если уж человек испытывал к этому такую тягу, ей и вовсе было бы стыдно не интересоваться. И она стала его спрашивать о том, что он успел узнать.
Как выяснилось, не очень много, но он рассказал про Долы, про Хранителей, про традиции охоты, татуировки на лицах, заброшенные и забытые храмы, оставшиеся только на бумаге. И немного о языке. Этого ни за что не хватило бы, чтоб сойти в Долах за свою, но начальной ступенью было неплохой. Пока путешествующий маг отдыхал в Круге и набирался сил для дальнейшего пути, они каждый день разговаривали. К сожалению Вальи, мало кто ещё испытывал такой интерес. Они не оставались наедине, но, как она заметила, слушатели скорее со скуки присутствовали. Убедившись, что практического значения не будет, они теряли интерес. Даже другие маги-эльфы.
Впрочем, потом жизнь вошла в обычную колею, так как маг отправился в дальнейшее путешествие. Валья же бралась то за одно исследование, то за другое, так и не сумев найти себе чего-то такого же, что могло бы настолько её вдохновить. Она исправно тренировалась в магии, учила заклинания, практиковала их, изучала изготовление и действия артефактов (даром, что маги не могли делать их сами, но знать, как это работает были обязаны), но всё же точно знала, даже без взгляда в зеркало, что когда она обсуждает с кем-то свои «достижения» глаза у неё и близко не горят таким вдохновением, как у давно уже забытого всеми мага. Но найти себя в Круге она никак не могла. Словно бы способности были такими же как внешность: совсем обычными, ничего особенного. Из неё не получилось ни блестящего практикующего мага, ни теоретика. Так, серединка на половинку.
А потом эта история с очередной войной и Серыми Стражами, когда любой выбор, каким бы он ни был, не может сулить ничего хорошего. Но Валья уже тогда поняла, что жизнь мага в Круге мало чем отличается от рабства: постоянное запугивание, механизмы удержания и манипулирования — видимо, у эльфов и магов не было другой судьбы в этом мире. Она видела это отношение всю жизнь. И пусть сказки страшны, но она вызвалась чуть ли не добровольцем, когда шло обсуждение меж собой. И скрывать этого не стала, подтвердив свои слова вновь. Круг не тяготил её, но ровно в том смысле, в котором цепной пёс привыкает жить постоянно на привязи, с ошейником на горле. Она привыкла тут жить, но домом это не назвала бы. И покинула Круг без сожалений, у неё ничего и никого тут не оставалось. Вообще ничего не было, кроме надежды.
Впервые в жизни появилась надежда пусть не на свободу, но хотя бы на равенство, о котором она имела смутные представления и как маг, и как эльфийка. Но, говорят, все Серые Стражи равны, и дослужиться до высокого поста может любой, если проявит себя. Меньше всего будут смотреть на форму ушей и род занятий. В это почти невозможно было поверить, но хоть во что-то ведь нужно было верить? Так началась привычная работа по изучению разных источников. И плюс работа над собой в том числе, ведь, как оказалось, не только она была объектом стереотипов, но и в ней самой их было предостаточно, а храмовники так же бежали от войны. Очень трудно было преодолеть себя, напоминать себе, что тут не место этой вражде. Но всё же в первое время очень хотелось прятаться от храмовников, не выходить на свет и поменьше попадаться на глаза.
А потом всё стало не важно: она нашла дневник. Просто повезло, пожалуй. Но открывая для себя давнюю историю, она открывала не только чужую жизнь и мысли, но и старый кошмар, который имел место в реальности. Тогда она не знала, что с этим делать, с кем поделиться. Она отлично понимала, что такое быть заложником обстоятельств, она всегда им была. Сейчас ей пришлось выбирать между решением о поиске и решением совсем никому не доверять. Никто так и не узнал, как долго она металась в сомнениях меж этими решениями, каждое из которых было необратимо.
И всё же… всё же она нашла в себе силы рискнуть. Страшнее всего было то, что на чаше весов лежала даже не её жизнь. Решать такое было поистине трудно, ошибка дорого бы стоила. А ведь она даже не была на тот момент Серым Стражем. Никто бы не осудил, если бы она промолчала. Валья и сама не знала, почему не промолчала.
Просто потому что удача привела в её руки дневник. И словно бы вложила ключ. Открытая из любопытства дверь могла погубить много жизней. Но дверь, за которой уже есть жизнь, неизвестно сколько ждущая своего шанса — это было иное. Она хотя бы попробует. В какой-то момент казалось, что цена слишком велика. Но несколько минут спустя, наблюдая то, чего люди не видели уже многие сотни лет, Валья практически рождалась заново вместе с птенцами. Птенцами… котятами… как их вообще назвать? Детьми! Маленькие, мокрые, оторванные от матери четыре сотни лет назад, оказавшиеся в мире, до которого дожили просто чудом.
И она поняла в тот момент, что вот оно — её вдохновение. Чудо, в которое никто не верил. Жизнь, в которую не вкладывали надежд. Только тут и сейчас она поняла, что такое настоящая магия. Не те заклинания, которые они все заучивают наизусть. Это ерунда. А вот это событие — вот что такое магия. Ужас и боль в прошлом, но сейчас, когда и веры в это не было ни у кого, свершившаяся реальность.
Обратный путь для неё был как в тумане. Она бдила за своим количеством котят/птенцов, поделенным между всадниками, следила ещё за тем, как прочие справляются. Даже не понимала, что превращается в курицу-наседку, доставая спутников постоянными напоминаниями и придирками. Ничего не могла с собой поделать, в голове билась только одна мысль: доставить их в безопасность. И тут уже слова «любой ценой» не пугали.
Тем удивительнее для неё стало возвращение из этого состояния. Шум и суета были понятны. Неверие, восторг и прочие потрясения, охватывающие людей и нелюдей. Когда прозвучало слово «герой», она даже не сразу поняла, к кому его обратили. А поняв, искренне удивилась. В каком это смысле? Герой? Кто? Она?! Вы шутите, наверное? Абсурдность ситуации была настолько велика, что ей даже пришлось спрятаться от всех, выжидая, когда всё поутихнет. Конечно, это не удалось, но она пыталась.
После долгих разбирательств и церемоний, необходимых случаю, она сумела собраться с мыслями. Ей необходимо было стать Серым Стражем. На этот раз объяснения о том, что вы, мол, полезнее без Посвящения, она игнорировала. Всю пользу, которую она могла принести, она уже принесла. С ней пытались говорить, пытались отговаривать даже, просили не спешить с решением, однако, решение было принято, менять его она не собиралась. Да, да, да, ей известны все риски, да, она отлично понимает, что придётся сделать, что случится, что может случиться и какова цена. Очень красочно себе представляет. Таких разговоров ей пришлось выдержать не один и даже не два. И всё же Посвящение было пройдено.
А дальше, взахлёб, она начала изучать уже грифонов: наблюдая, читая о них, общаясь с ними. Валья, на самом деле, даже не думала в то время о себе, своей судьбе, каких-то целях. Всю её захватили птенцы, которыми она занималась каждую свободную от тренировок и обучения минуту. Желающих и без неё было предостаточно, но выгнать Валью не получалось, она даже спала частенько рядом с грифонами, поздно возвращаясь из библиотеки и, внезапно передумав, меняя направление, приходя не в спальню, а к ним. Засыпала, кутаясь в плащ, прислушиваясь к их дыханию или писку. Иногда во сне они дрыгали лапками, то ли охотясь, то ли убегая, то ли просто играя — почти как обычные котята. Частенько к утру под плащ заползали уже пара-тройка птенцов, греясь и грея. Время от времени бывало, что она просыпалась, а меховой воротник плаща безжалостно выщипан: из любопытства, не иначе. В солнечные дни она читала рядом с ними, изредка подставляя солнцу, лицо. Грифоны росли, меняясь каждый день. Было жаль пропустить хотя бы час, они очень быстро менялись, быстро осваивали что-то новое. Сколько тревог было с ними связано, сколько страхов. Смогут ли взлететь, если им не на кого смотреть и не у кого учиться? Не повторят ли судьбу слётков, по весне не рассчитавших сил и упавших с высоты?
Но всё с ними было благополучно. Даже их общие тренировки протекали очень хорошо: сначала она с ними бегала, учась взаимодействовать на земле. А потом — неожиданно — её выбрал грифон. Валья никогда не делала меж ними разницы, любя всех одинаково, с равным рвением изучая каждого из них, зная особенности и привычки, характер. Менее всего она ожидала, что так случился. До конца так и не поняла, как и в какой момент это произошло, пусть по описаниям в дневнике, вроде, это была чуть ли не церемония. А тут как-то так незаметно получилось. Они раз подурачились и поиграли в урони мага и щёлкни по клюву грифона. Другой. Возились, как обычно, валялись и валяли друг друга (ну то есть как можно валять уже довольно крупного грифона?), а потом новое движение головой, он поддел её под колени и она съехала по шее, оказавшись у него на спине. Он никуда не летел, да и не собирался, но обернулся на неё, посмотрел серьёзным взглядом, потом раззявил клюв и ехидно затрепетал языком, мол, дура ты, сколько раз можно уже говорить? Кажется, тогда остолбенела не только она одна, а все, кто был невольным свидетелем. Как-то почему-то всем стало совершенно понятно, что произошло.
И снова обучение, тренировки, теперь уже полёты тоже, не только на земле. К счастью, новые грифоны, новые и уже привычные заботы о них, короткие стычки с небольшими отрядами порождений тьмы, мутная политика Первого Стража, всё более настораживающая. А, впрочем, не всё ли равно? Главное уже давно для неё определилось.

Способности и навыки: грамотна, читает бегло и быстро, очень немного на эльфийском говорит, читает чуть лучше. Имеет некоторое представление о культурах и народах Тедаса, собирает информацию об эльфах. Разбирается в картах, хотя рисовать их не умеет. Опытный маг, имеет воинскую подготовку в том числе, хотя не считает её основной, в первую очередь работает магией, хотя с какой стороны браться за меч тоже знает.

Типовой инвентарь и недвижимость: некоторое количество готовых зелий (пара-тройка самых ходовых), плюс небольшое количество ингредиентов/трав. Нож, кресало. В вещевом мешке обычно одна смена одежды (при выезде из крепости). Посох (за годы ученичества и бытия Серым Стражем сменила несколько штук, сейчас рябиновый с огненно-оранжевым сердоликом). Недвижимости не имеет.

0

3

Хронология

Elusive days [9:42 — 9:46 ВД]
Вода и камень [Волноцвет 9:42 ВД]
Пески не знают жалости [Солис 9:42 ВД]
It makes no difference who we are [Зимоход 9:45 ВД]

Отредактировано Valya (2019-02-17 02:41:35)

0


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Походные записи » Летим! Выше всех...