Вверх страницы

Вниз страницы

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Забытые свитки » ВАРРИК ТЕТРАС | НАМЕСТНИК КИРКВОЛЛА


ВАРРИК ТЕТРАС | НАМЕСТНИК КИРКВОЛЛА

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ОБЛИК

Имя: Варрик Тетрас.
Дата и место рождения: 1 августа 9:01 Века Дракона, Киркволл, Вольная Марка.
Раса: Гном.
Род деятельности: Наместник Киркволла, глава дома Тетрас, номинальный дешир Торговой Гильдии. На досуге — писатель.
Класс и специализация: Разбойник, механик.
Внешность:
[indent]глаза: серые.
[indent]волосы: светлые, прямые, в зависимости от освещения могут отливать в рыжий.
[indent]рост, телосложение: около 150 см, коренастое.
[indent]особые приметы: Главная примета (и предмет особой гордости) Варрика — это его широкая грудь повышенной волосатости, о которой слагают легенды. При этом, в отличии от абсолютного большинства гномов, у него не растёт борода. Растительность на лице упорно отказывается преодолевать порог "отросшей щетины".
Особо заметный шрам расположен на носу. Множество менее заметных разбросаны тут и там по всему телу.
В левом ухе один прокол, в правом — два. Редко расстаётся с украшениями в виде незамысловатых серёг и цепи с массивным кольцом.

Варрик Тетрас — гном. Из этого факта вытекают определённые внешние параметры. Он выглядит как гном, двигается как гном и в целом, внешне мало отличается от своих орзаммарских "собратьев" (да и кэл шарокских, пожалуй, тоже). Ну разве что, как и все гномы, выросшие на поверхности, чуть ростом повыше. И подбородок у него видно. Черты лица крупные. Нос, очевидно, когда-то был сломан (может, и не единожды, как будто кто-то считал). Уши... Не заострённые, а то было бы странно.
Варрик привык ходить широким размашистым шагом. И довольно быстро, иначе не поспевал бы за своими более рослыми и длинноногими товарищами. В силу своих весьма разнообразных занятий, умеет он и перемещаться почти бесшумно и разгуливать вальяжной походкой а-ля "у меня столько золота, что даже мысли о нём — уже тяжёлые". Он довольно ловкий и подвижный, для своей комплекции. И любой, кто общался с ним в неформальной обстановке, обязательно заметит, что у него удивительно выразительная мимика. По крайней мере, удивительная для гнома. А ещё отмечают голос — приятный баритональный тембр, чуть с хрипотцой и с богатой интонационной окраской. Что-то рассказывая, Тетрас имеет привычку много жестикулировать. Ходят слухи, что если его не остановить вовремя — он способен молоть языком сутками напролёт.
В одежде Варрик зачастую предпочитает практичности комфорт и внешний вид. И редко надевает что-то плотнее и тяжелее, чем излюбленная куртка с длинными полами и кучей потайных карманов в подкладке. Расшитая рубаха? Дайте две. Кушак, в который можно, при желании, замотать трёх гномов? А почему бы и нет? Яркий шейный платок, который видно за версту? Отличный аксессуар, сейчас в Марке все так носят. О, что это у вас, кольчуга?.. Ну, только если это действительно необходимо. В общем, Тетрас тот ещё щёголь, но вполне знает меру своим замашкам.

ИСТОРИЯ

Потомок древнего и знатного рода, Дома королей, Совершенных, бойцов и интриганов, чьи корни уходят глубоко в историю детей Камня, к самому основанию блистательного Орзаммара, Варрик Тетрас родился на поверхности. В городе Киркволл. В блистательном Орзаммаре не был никогда и не особо расстроится, если так и не увидит чертоги своих Предков. Что, мол, там делать? Смотреть, как растёт камень? Купаться в лаве? Пробовать сорок девять видов изысканной похлёбки из — прости, Андрасте! — нагов? Нет уж, увольте. Он родился под огромным небом и сразу стал частью мира, столь чуждого для его родителей. Отца своего он не помнит, только по рассказам матушки зная, каким тот был замечательным и отважным. Впрочем, после некоторого количества бренди, употреблённого внутрь, леди Тетрас, как правило, резко меняла мнение о покойном муже и тот становился последней сволочью, отравителем всей её жизни и "вы, паршивцы, все в него, никакой отрады для матери". Действительно ли Андвар подтасовал результаты Испытаний? Поди знай. Насколько Варрику известно, в Орзаммаре (впрочем, как и везде) то и дело осуждают кого попало, лишь бы сделать из кого-нибудь бронто отпущения. В конце концов, Тетрасы не были бы Тетрасами, не обвини когда-то Оррик Гарен своего несчастного сына в том, чего тот не делал. Так или иначе, по всем правилам, "оторванный от Камня" Варрик должен был страдать с утра до ночи и слушать историю своего Дома глотая слёзы сожаления. Но он рос нормальным киркволльским сорванцом — там с кем-то подрался, здесь на рынке что-то свистнул, тут поссорился с братом... Ничего необычного. Ну, разве что, в отличии от большинства детей, довольно много времени проводил за книгами и вообще тянулся к самообразованию. Сызмальства он был любопытен, деятелен и редко мог удержаться от того, чтобы сунуть свой нос в чужие дела. При этом, он был практически предоставлен самому себе. Его мать, Ильза, погружалась в глухую тоску, не слишком интересуясь своими сыновьями. Варрик следил за её состоянием с недоумением, беспокойством и жалостью. Но сделать ничего не мог — это был тот случай, когда спасение утопающих должно было стать делом рук самих утопающих. А утопающие спасаться не хотели категорически. Утопающие хотели заливать своё горе алкоголем в немереных количествах. Старшему брату Бартранду тоже было не до него — он весь в мыле пахал на благо семьи. Иногда, впрочем, устраивал Варрику головомойку на тему: "Ты — Тетрас, а значит не должен..." — не должен играть в порочную добродетель и обирать с её помощью до нитки своих соигроков. Не должен шляться в порту по ночам. Не должен заниматься бумагомаранием, выливающемся в романчики с "сомнительным содержанием". Не должен того, не должен этого. Бартранд очень удивился, когда "бестолковый" младшенький вдруг предоставил ему шпионскую сеть, накрывшую весь город. Легко налаживая связи с представителями очень разных слоёв общества, Варрик обзавёлся множеством полезных знакомств. Он научился ловко отводить глаза, уверенно играя роль этакого прожигателя жизни, транжиры, враля и рубахи-парня, простого, как три медяка. И эта игра всегда была ему в радость, благо не требовала серьёзных затрат — ни душевных, ни физических. Что требовало от него большего внимания — так это стремительно ухудшающееся здоровье матери. Она буквально угасала у него на глазах. Кому-то это может показаться странным, но как бы Ильза ни отдалялась от младшего сына, какие бы фортели ни выкидывала, что бы ни говорила — он очень её любил. И, проводя с ней существенно больше времени, чем брат, был очень к ней привязан. Когда ей стало трудно даже просто вставать с постели, Варрик написал книгу под рабочим названием "Цена наёмника", специально для того, чтобы развлечь её. Роман он читал только матери и сжёг рукопись на похоронах Ильзы Тетрас.
С годами, имя Тетрасов обретало всё больший вес на территории Вольной Марки и в кругах Торговой гильдии. Жизнь в Киркволле текла своим чередом — сменился Первый Чародей Казематов, Верхний город запутался в своих же собственных интригах, очередной работорговец подчистую проигрался в "Висельнике". Благодаря купцам, агентам Гильдии и — по слухам — пиратам (попробуй докажи или попробуй опровергни), "сеть" Варрика протянула свои ниточки до Оствика и Викома. А Бартранду Тетрасу по-прежнему  чего-то не хватало. Он хотел больше денег, влияния, всеобщего почтения. Ни его брат, ни его невеста не могли убедить упрямого гнома сбавить обороты. В результате, Раэлла Дейс разорвала помолвку. А Варрик понимал, что как бы он сам ни относился к брату, Бартранд всегда будет считать его никчёмным просто потому, что он не имел сомнительного счастья родиться под землёй. И когда ему стало сложно находится со своим старшим братом в одном помещении, он решил увеличить дистанцию и съехал жить в Нижний город. От этого решения выигрывали все, но в наибольшей степени — жадная до слухов, сплетен, невероятных историй и по-настоящему ценной информации благодарная публика "Висельника". С переездом, Варрик разумеется не сложил с себя обязанностей перед братом и Торговой гильдией, но в определённой степени развязал себе руки. Он успевал выполнять роль посредника между гильдией и Домом, проворачивать удивительно выгодные сделки (справедливости ради — иногда он их проваливал, несмотря на всю свою дипломатичность и, должно быть, врождённый талант к торговле) и работать над своей собственной репутацией. Не просто как Тетраса, а как Варрика Тетраса. И однажды, тому самому Варрику понадобилось эксклюзивное оружие. Ну вот охота пуще неволи, вынь да положь, аж свербит во всех местах. Всякие там клинки — это прошлый век, вести ближний бой глупо и вообще пораниться можно. А приглянулись ему арбалеты. Но сколько бы он их не перепробовал — всё не то. Антиванские — лёгкие и бессмысленные. Пиратские самострелы — обычно, очень топорной работы и постоянно заедают. Ферелденские недостаточно мощные... И что самое ужасное — все сделаны под слабые людские ручонки, а хорошей орзаммарской работы днём с огнём не сыщешь. Поэтому ему нужен был мастер, который сделает не просто эксклюзив, а настоящее инженерное чудо. Через Гильдию он нашёл одного в Остхейме. Точнее — одну, Бьянку Даври. К которой и наведался, увязавшись за братом, ехавшим на очередное заседание совета. Бьянка оказалась поразительной. Во всех смыслах. По сравнению с её гением, сам Варрик в механике не смыслил ни шиша, хотя к своим двадцати восьми годам более чем прилично разбирался в ловушках и разного рода устройствах, призванных облегчить жизнь обывателя. Бьянка сделала для него арбалет — то самое чудо из красного кедра и нескольких разных сплавов, покрытое резьбой. С уникальным скорострельным механизмом и выдвижным штыком.  А попутно, кажется, что-то украла у гнома, хотя и в кражах он немного смыслил.
По какой-то причине, семейство Даври очень невзлюбило Варрика. По какой-то причине, их дочь искала пути для безопасного побега из Остхейма. По какой-то причине, сам Варрик, в свою очередь, очень невзлюбил некоего Годготтена Ваксу...или как-бишь-его-там-неважно-и-никому-не-интересно. По какой-то причине, каждый раз, когда Варрик по чистой случайности сталкивается с Бьянкой — через неделю около него начинают ошиваться подозрительные личности. По какой-то причине, Тетрас назвал свой чудо-арбалет Бьянкой. Ну, это, вестимо, совпадение. Каждую вторую гномку, как известно, зовут Бьянкой. И вообще, имя эффектное, производит впечатление. И вызывает вопросы, на которые Варрик отвечает уклончиво. По какой-то причине.
Из Ферелдена приходили тревожные новости. В Марке ещё никто особо ничего не знал, но прибывшие из Хайевера торговцы уже поговаривали... Всякое. А младший Тетрас прислушивался ко "всякому" с большим вниманием, чем демонстрировал окружающим. Очень скоро Киркволл наводнили беженцы. На которых, как всегда это бывает в подобных ситуациях, руки нагрели все, кому не лень — городские власти, Гильдия, бандиты, мелкие торговцы, ещё более мелкие мошенники. Варрик старался как можно реже принимать участие в сомнительных предприятиях, целью которых было заведомое выманивание остатков состояния у тех, у кого ещё эти остатки имелись. Но, постольку поскольку он оставался посредником Торговой Гильдии и семьи Тетрас — иногда приходилось идти на сделку со своей совестью. Но всем гномам присуща жадность, в том или ином виде. Вот Варрик жаден до новых знаний, умений и историй. Не всех, конечно, но чужие рассказы о Серых Стражах и битве за Денерим он слушал с удовольствием (в кои-то веки, гвоздём программы любого вечера в "Висельнике" был не он). Мор кончился так же внезапно, как и начался, а многие бежавшие осели в Марке. И кто бы мог подумать, что вскоре один такой беженец окажет судьбоносное влияние как на судьбу отдельно взятого Варрика, так и на судьбу всего Киркволла в целом.
Если тридцатилетнего Варрика Тетраса знал не весь Киркволл, то Варрик Тетрас знал о Киркволле всё. Ничто в городе не могло случиться так, чтобы он об этом не узнал. Даже слухи, сплетни, догадки — любая информация поступала к нему. А уж он-то распоряжался ею с толком. Конечно, кроме тайных делишек и подковёрных интриг, происходили и более заметные вещи. Например, кунари. Этих ребят в принципе сложно не заметить, как сложно не заметить знойную красотку из Ривейна, неожиданно "прописавшуюся" в "Висельнике". Достаточно заметным стал и некий Гаррет Хоук, уроженец Ферелдена, некоторое время состоявший в "Кровавых клинках". Репутацию молодой маг сделал себе основательную. И, честно говоря, Варрик не очень удивился, когда тот пришёл к Бартранду и высказал желание участвовать в экспедиции на Глубинные тропы. И тому, что Бартранд дал ему от ворот поворот — тоже. Старший братец всегда был мастак принимать "ну такие" решения, полностью подчиняясь своей безмерной алчности. Прямо как тот воришка, попытавшийся свистнуть у Хоука кошелёк и оказавшийся пришпиленным арбалетным болтом к стене. Так и состоялось знакомство мага-наёмника и глазастого гнома с дружеским советом наготове. Понимая, что человек таких талантов как Гаррет очень даже пригодится в таком рискованном деле как экспедиция Бартранда, Варрик предложил ферелденцу свою помощь. В удивительно короткие сроки они собрали сумму, достаточную для того, чтобы у Тетраса-старшего загорелись глаза, нашли карту Глубинных троп и попутно сформировали неплохую (хоть и странненькую) команду по "спасению" мира Киркволла (хоть и не знали ещё, что город и впрямь придётся спасать). Это стало началом прекрасной дружбы.
Не склонный по натуре своей осуждать всех подряд за изъяны, Варрик спокойно относится к тараканам окружающих. Он очень многое готов понять, принять и простить, пока это самое "многое" не выходит за некие невидимые, но вполне ощутимые рамки. Тем больнее, что семья Тетрасов так любит эти самые рамки переступать. Экспедиция получилась сложной и очень опасной. И всё внезапно только усложнилось, когда отряд нашёл злополучного идола из красного лириума, а Бартранд... Бартранд просто запер их. Невзирая на то, что предаёт родного брата. Было ли это мгновенным помешательством под влиянием лириума или первый толчок дала, всё-таки, непомерная алчность — уже неважно. Нет, само собой, отряд выбрался. А то кто бы вам потом по Тени бегал и Брешь закрывал? И даже сумели поправить свои финансовые дела. Но ложечки-то нашлись, а осадочек-то остался. В общем, если резюмировать кратко — на Тропах Варрику не понравилось. Красный лириум Варрику не понравился. А ещё Варрику очень не нравится, когда его предают (чем он вряд ли отличается от абсолютного большинства разумных существ). И всё же... Когда спустя три года Бартранд объявился — Варрику всё же было его жаль. Он видел, что брат безумен. И понимал, что шансов на исцеление фактически нет. Однако, остаться без семьи оказалось ещё тяжелее, чем он предполагал. Были ещё кузены — Торольд в Тевинтере и Видар, Андрасте его знает, где. Но это, конечно, совсем не то, тем более, что связь с ними Варрик практически не поддерживал.
Итак, Варрик Тетрас стал главой Дома и деширом Торговой Гильдии, заняв место своего брата. Долгое время он говорил, что так ещё не влипал, ни до ни после. К своим прямым обязанностям и "великой ответственности" он относится довольно небрежно, каждый раз находя более важные и интересные дела, нежели заседания Совета. Особняк Бартранда в Верхнем городе он продал, но и тут не обошлось без эксцессов. Оставшийся в имении осколок лириума и призрачный голем доставили новым владельцам немало хлопот, прежде чем Варрик и Гаррет управились с проблемой. Но когда казалось, что у Тетраса проблемы временно иссякли — новой струёй забили проблемы у Хоука. Магия крови, несколько зарвавшихся гномов из Хартии, порождения тьмы, проблемы Серых Стражей, древний тевинтерский магистр... Ничего приятного, чтобы об этом вспоминать. И ничего такого, с чем бы Хоук и компания не справились бы. Или думали, что справились. Никогда не знаешь, когда тебе аукнется твоя же ошибка, даже если ты и не подозревал, что ошибся. Хотите знать в подробностях, как именно Хоук "упустил" Корифея? Спросите Кассандру. Нет, её там не было, но уж она-то не упустит случая рассказать в красках о том, где именно Защитник Киркволла был неправ и насколько крупно он облажался.
А потом наступило затишье. Варрик занимался делами (точнее — имитировал бурную деятельность, по большей части), помогал Гаррету в мелких авантюрах, писал книгу и по-прежнему много времени проводил в "Висельнике". Не забывая краем глаза приглядывать за друзьями, которые то и дело норовили влипнуть в неприятности. Одна наивная душа рвала цветы в садах знати — он платил садовникам, чтобы те помалкивали. Другой, выпив хорошенько — а этим он занимался регулярно — всё искал, кого бы задеть. Тетрас умел сгладить нанесённую обиду, дипломатией или звонкой монетой. Третий вообще жил в Клоаке. В Клоаке! Ну и так, по мелочи, заплатил бандам, чтобы не обижали ребят почём зря, даже если те гуляют по ночам в неблагополучных районах. Например. И каждому, кто готов был слушать (а таких всегда находилось немало) он сообщал, что затишье — оно обязательно наступает перед бурей. Мол, и Ривейни не даст соврать, она в таких вещах сведуща. И прозорливый гном был прав. Даже дважды, учитывая причастность Изабелы к последовавшим событиям. Хрупкий мир с кунари, вставшими долгосрочным лагерем в Киркволле, трещал по швам. Всё больше жителей обращалось в Кун, что вызывало волнения и недовольства. По скромному мнению Тетраса — ну и пускай бы себе обращались, если это их добровольное решение. Как по нему, верь во что хочешь. Хоть в Кун, хоть в какого-нибудь лысого эльфийского божка, только не мешай другим жить. Вон, его семья, несмотря на изгнание, продолжала верить в Камень и Предков. А сам он, скорее, причисляет себя к стройным рядам андрастианцев (хоть и не в той же степени, что и один его знакомый Певчий). Но плотину в конце концов прорвало. Изабела исчезла вместе с Томом Кослуна, священной для кунари книгой. У самого крупного и рогатого кунари среди всех крупных и рогатых кунари кончилось терпение. А пострадали в результате, как это водится, обычные люди. В результате вторжения, город лишился наместника. И непонятно, чем бы дело кончилось, не вернись Ривейни вовремя или не сумей Гаррет одержать победу над Аришоком в дуэльном поединке. Но дело кончилось тем, что во главе Киркволла встала рыцарь-коммандор Мередит Станнард, а Хоук стал Защитником города.
Потом снова наступило затишье, если не считать параноидальных замашек рыцаря-коммандора. Варрик вдохновенно сочинял небылицы о своём лучшем друге, Защитнике Киркволла (новый титул придавал байкам вес и особую красочность). Но напряжение между магами и храмовниками росло. Ползли слухи, что Мередит сама ведёт себя как одержимая, выискивая кругом врагов. А когда она потребовала полной проверки Круга магов, казалось, что дальше уже зайти не может. Совсем недолго казалось, потому что церковь взорвалась прямо на глазах у собравшихся. Вместе с прихожанами и Владычицей. И взорвал её человек, которого Тетрас считал своим другом. Ясно ведь как день, что здоровые на голову люди в Клоаке не живут. Ещё один переступил черту. Сколько было в этом поступке от настоящего Андерса и сколько — от Справедливости? Неважно, вряд ли гном когда-нибудь сможет простить мага за совершённое. И все последствия, которых отступник так яро добивался — тоже лежат на его совести, по крайней мере частично. Война между храмовниками и магами опустошила город и вскоре охватила весь Тедас. Мередит "угадайте с одного раза, кому Бартранд загнал грёбанного идола" Станнард окончательно сошла с ума и превратилась в чудовище. Битва с ней оказалась настоящим испытанием, но в конце-концов, Хоук взял верх. Если можно так выразиться. В общем, бывшая рыцарь-коммандор стала куском красного лириума. И постепенно отравила все Казематы. Очистить остров от красной заразы не удалось и его закрыли на карантин. И как будто случившегося было мало — из Тевинтера пришла дурная весть о гибели кузена Варрика, Торольда Тетраса.
После всего увиденного и пережитого, у Варрика был большой соблазн уйти в запой. Он был не в меньшем раздрае, чем окружавшая его атмосфера. Но пример несчастной матушки удержал его от опрометчивого поступка. Вместо этого, он стал помогать восстанавливать город, по мере сил и возможностей. Немного занимался благотворительностью для пострадавших жителей. Жители, в свою очередь, едва ли не на коленях умоляли Гаррета Хоука стать новым правителем. И тот уступил. Впрочем, наместником Хоук был совсем недолго и крепость снова опустела. Опустела отполированная годами стойка "Висельника", откуда кто-то лихой украл грациозную женскую фигурку, считавшуюся украшением таверны практически наравне с грудью Варрика и портретом некоего Огрена Кондрата. Опустел огромный особняк в Верхнем городе, так и не ясно, кому принадлежащий, оставшийся с полупустым винным погребком. Опустела крошечная лачуга в эльфинаже. Беженцы и нищие в Клоаке, подходя к бывшей лечебнице, обнаруживают лишь запустение и разруху. Отдельные несознательные личности, вместо того, чтобы поспособствовать постройке новой Церкви — грозят Киркволлу кулаком из своего города мраморных дворцов. И только Авелин Валлен — слава Андрасте, Создателю, Предкам и кому-нибудь ещё — остаётся доблестным капитаном киркволльской стражи. Оно и хорошо, уйди она с поста — город может и в море случайно рухнуть.
Немного постранствовав и сменив обстановку, Тетрас вернулся в родную гавань, где незамедлительно был пойман за шкирку очаровательной в своей настойчивости шальной Искательницей Истины Кассандрой Пентагаст. Та устроила ему настоящий допрос по поводу истории и исчезновения Защитника Киркволла, после чего отпустила. Но совсем скоро они встретились снова, на Священном Конклаве. Точнее — после взрыва, устроенном на Священном Конклаве. Варрик прибыл туда, по большей части, из-за своего любопытства и только во вторую очередь — как часть группы представителей Торговой Гильдии. На их счастье, дальше Убежища они не ушли. На счастье всех тех, кому стали докучать демоны — Варрик без Бьянки из дому не выходит. Там же он познакомился с Максвеллом "без-пяти-минут-Вестником-Андрасте" Тревельяном. Поверил ли сам гном в божественное вмешательство? И да, и нет. То есть, он не исключал такой возможности, даже несмотря на открывшиеся позже факты. И в то же время придавал этому гораздо меньше значения, чем все вокруг. Как и возрождению Инквизиции. Вообще, стороннему наблюдателю может показаться, что Варрик за любое предприятие, кроме заседаний совета Торговой Гильдии и крупных взрывов. И нельзя сказать, что в этом нет доли правды.
Чувствуя свою вину и за распространение красного лириума, и за шляющегося туда-сюда Корифея, Варрик всё-таки связался с Хоуком. От этого серьёзно пострадала легенда, рассказанная ранее Кассандре, но между одним злом и другим... Кое-кто предпочёл бы не выбирать вовсе. А Тетрас выбрал гнев Искательницы. По итогам же дальнейших событий, можно констатировать следующее: Западный предел Варрику не нравится, Тень Варрику не нравится, эти ваши Серые Стражи — странные ребята, всё-таки. Хотя не говори "гоп", пока с Героем Ферелдена не познакомился. Но есть ребята ещё более странные, чем Серые Стражи. И имя им — орлесианцы. Эти их маски, эти их костюмы, этот их (справедливости ради — не совсем "их") Халамширал. Нужно признать, что по сравнению с остальными спутниками Инквизитора, Варрик Тетрас (прославленный писатель, глава благородного дома Тетрасов и дешир Киркволла в Торговой гильдии гномов) чувствовал себя на приёме довольно уверенно. Это всё благодаря школе, которую когда-то его заставили пройти старший брат и сливки общества Верхнего города, устраивая один званый ужин за другим. И всё-таки, подобные великосветские сборища он считает утомительными и ужасно скучными. Тут разве что хорошо собирать сплетни, копить компромат, да подмечать удачные типажи для персонажей будущих книг.
"Исана" — так гномы называют лириум. Как гномы назвали бы другого гнома, получившего доступ к чему-то, вроде магии? Не к Тени, столь излюбленной некоторыми индивидами, а к чему-то совершенно иному. Не питая особой любви к подземным странствиям, Варрик, всё-таки, очень надёжный боевой товарищ. А это значит, что если Инквизитор говорит: "Мы спускаемся на Глубинные тропы" — Тетрас поудобнее перехватывает Бьянку и спускается на Глубинные тропы. И ещё ниже, если это необходимо. Действовать окружающим на нервы можно уже на месте, в унисон с Дорианом. И несмотря на то, что Варрик глубоко убеждён, что ничего хорошего на этих самых тропах не случается — и уж тем более, если это что-то тесно связано с лириумом — даже он не может поспорить с тем, что история Валты, свидетелем которой он стал... Более, чем удивительная. И что-то всё-таки сжимается внутри, рождая непонятное чувство сродни тоски, когда он вспоминает о титане и девушке-хранительнице, оставшейся у сердца этого древнего и могучего создания. Вряд ли когда-нибудь Тетрас сможет понять её мотивы. Его самого никогда особо не волновало прошлое и собственная "оторванность", как от истории, так и от снов. Или, по крайней мере, он очень хорошо себя в этом убеждает.
Что его действительно волнует — так это доколе в его широкую спину будут втыкать ножи? Началось-то всё безобидно, даже радостно. Возвращаешься в Скайхолд и находишь там свою, эм, давнюю подругу. Приятная встреча, кто бы не обрадовался? Неожиданно, конечно, но... Тем более, что она пришла не с пустыми руками, а с важными новостями. Так, мол, говорит, и так — знаю, откуда этот ваш Корифей достаёт красный лириум. Из того самого тейга, куда вы, любезнейший Тетрас, с экспедицией и Хоуком прогуливались. Забыла только упомянуть одну маленькую деталь. Незначительную такую. Кто выдал местоположение? Где произошла утечка? Так это же Бьянка Даври раздаёт ключи от тейга всем желающим! "В лириуме скверна!" — сказала она. — "Нужно исследовать!" А какая разница, что там, если оно приносит один только вред?.. Варрик огорчился. Он, в общем-то, заподозрил неладное, как только увидел её лицо, но гнал дурные мысли прочь. После Валаммара же справиться с несвойственно длительным приступом рефлексии оказалось не так-то просто. Выходило так, что доверие — палка о двух концах. И он пообещал себе впредь быть поосторожнее с этой штукой. Хотя заранее знал, что не будет. И что когда в следующий раз встретит Бьянку — словом её не попрекнёт. Только вина за распространение красного лириума и появление красных храмовников стала ещё тяжелее давить на его плечи.
Однако, очередная веха в жизни Тетраса закончилась, скорее, хорошо. Доблестный Инквизитор победил Корифея и наглухо закрыл Брешь. По этому поводу в Скайхолде закатили славную пирушку. Солнечный трон заняла Соловушка. Гаррет был столь любезен, что даже вернулся в Киркволл вместе со старым другом и помог ему разгрести кое-какие дела. Варрик начал делать наброски к новой книге под рабочим названием "Дивная хрень. История Инквизитора Тревельяна". "Очень странное дерьмо" — тоже было бы неплохо, но такое вряд ли напечатали бы. Хотя нынче печатают что не лень, один только "Ответный Контрреванш" чего стоит. Так или иначе, а пятый десяток гном разменял незаметно для самого себя. Как-то всё в делах — Киркволл сам себя не восстановит, книги сами себя не напишут, Бран сам себе мозги не вправит (увы). А пора уж было задуматься о степенной жизни уважаемого представителя знатного Дома. И тогда Варрик Тетрас стал новым наместником Киркволла. Учитывая, так сказать, заслуги перед родиной и вклад в общее дело. И только получив этот пост, Варрик понял, что вот теперь он действительно влип. Но даже будучи наместником, Тетрас остаётся Тетрасом и, недолго думая, присваивает своему другу Тревельяну титул графа. И дарит ему ключи от города, сколько бы Бран не ныл над ухом, что "так делать нельзя". Просто потому что... Ну а почему бы и нет?
Ожидаемо, как только все немного унялись после закрытия Бреши — начались разборки. Инквизиция — видите ли — пугает людей. Нужно было срочно решать, что делать со столь могущественной и влиятельной организацией. Соловушка... То есть, Верховная Жрица Виктория созвала по такому случаю Священный Совет. И Тетрас, разумеется, был на него приглашён. Как участник этой самой организации — во-первых, и как официальное лицо, представляющее Киркволл — во-вторых. А тут началась вся эта беготня за агентами Бен-Хазрат, элувианы, заговоры... Понятное дело, что из всех собравшихся, никто с этим не собирался разбираться, кроме, конечно, Верховной Жрицы и Инквизитора. А с Инквизитором, естественно, увязались те, кому больше всех надо — наместник Киркволла и официальный посол Тевинтера в их числе. Хотя казалось бы. И вот выходит к ним из очередного элувиана Максвелл... Без левой руки. И, соответственно, без "Якоря". Варрик тактично прикусил язык (кто бы мог подумать, что он способен на такое) и не докучал особенно Тревельяну расспросами. Но всё равно узнал, что к чему. Странно, всё-таки, понимать, что называл древнее эльфийское божество "Смеюном". Закончился и Священный Совет. План "Дыхание дракона" они сорвали. Инквизиция стала чем-то вроде личной гвардии Верховной Жрицы и все вздохнули более-менее спокойно.
А Варрик вернулся в Киркволл. За три года своего "правления" он привёл город в относительный порядок, наладил новые торговые и дипломатические связи, вернул статус крупного торгового узла Вольной Марки. Работа над орлесианской трилогией, которой так недовольна мадам де Фер, идёт с переменным успехом, из-за необходимости отвлекаться на государственные дела. Игнорировать письма и угрозы со стороны принца Старкхэвена становится всё сложнее, но у наместника уже созрел план на этот счёт, включающий в себя участие старого друга. Не меньше, чем воинственность Ваэля, его беспокоят вести о порождениях тьмы, которых стали встречать гораздо чаще на территориях Марки. На этот счёт у него плана пока нет.

Способности и навыки:
Грамотен, уверенно ведёт счета, хорош во всём, что касается купли-продажи. По всеобщему признанию — талантливый писатель. Пишет, читает и говорит, в основном, на торговом языке. Так как живёт в портовом городе и имеет очень широкий круг знакомств — "нахватался" отрывочных сведений о других языках. Знает несколько фраз на антиванском, кое-как читает гномьи руны, вполне может объясниться на орлейском (хотя носители языка немедленно картинно сползают в обморок от "этого ужасного акцента"), способен ругаться по-ривейнски (отдельное спасибо одному очаровательному капитану). Не ударит в грязь лицом на официальных мероприятиях из-за несоблюдения этикета и протокола, если, конечно, не нужно будет устроить провокацию.
Первоклассный стрелок из арбалета. При необходимости может орудовать холодным оружием (конкретно — парными клинками или кинжалом) и делает это неплохо, но не вполне уверенно. Сведущ в устройстве разнообразных механизмов. Может собрать свою ловушку, может разобрать чужую, может смастерить что-то отвлечённое, вроде интересной игрушки на пружинках. Замок тоже может вскрыть, даже замысловатый, хотя нельзя назвать его очень опытным взломщиком. Было дело, ездил на боевом наге и даже не свалился. Но в целом, всадник из него никакой. Сам он этого дела не любит, да и как-то нелепо это выглядит — верховой гном. Весьма вынослив, особенно хорош на коротких дистанциях.
Варрика очень сложно перепить. Мало того, что он от природы устойчив к воздействию алкоголя, как и все гномы, так ещё и обладает большим опытом в попойках. Так же сложно обыграть его в карты, особенно в порочную добродетель. Скорее всего потому, что он — шулер, но это ещё поди докажи, за руку его никто никогда не ловил. В "королевы" тоже играет недурно, но в силу того, что игра эта редко бывает азартной, зато часто занимает много времени — считает её довольно скучной.

Типовой инвентарь и недвижимость:
Бьянка — изумительный и уникальный скорострельный арбалет. Кинжал. Фляга (для воды или чего поинтереснее). Тубус для бумаг и всякой мелочёвки. Кошель.
Гардероб состоит в основном из удобной одежды свободного покроя, специальных парадных комплектов "в этом ты хотя бы похож на наместника, а не на пугало огородное" и лёгкой брони, хранящейся "на всякий случай".
Как хороший делец, глава дома Тетрас, дешир Торговой Гильдии и наместник Киркволла, обладает внушительным состоянием. Дому Тетрас принадлежит несколько складов, но сам Варрик не имеет недвижимости в частной собственности. Живёт в крепости наместника, как и положено по статусу.

ПРОЧЕЕ

Пожелания и планы: Полагаю, для мастера Тетраса найдётся место в сюжете. Помимо большого переполоха в маленькой, но очень гордой Вольной Марке — хочется отыграть какие-нибудь славные моменты со старыми друзьями, сделать Киркволл лучше, чем он был и — может быть — даже очистить Казематы от красного лириума.
Мастеринг: Для сюжета — само собой. Вне оного — я вполне сам себе режиссёр.
Пробный пост:

+2

2

Varric Tethras, Карты. Кружка. Арбалет. Привет, дружище, рад видеть! Х)

0

3

Добро пожаловать на Dragon age: final accord!
Создайте личную хронологию, заполните профиль, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нам в таверне «Чайка и маяк»!
Желаем интересной и динамичной игры!

0


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Забытые свитки » ВАРРИК ТЕТРАС | НАМЕСТНИК КИРКВОЛЛА


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC