Вверх страницы

Вниз страницы

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Пески не знают жалости [Солис 9:42]


Пески не знают жалости [Солис 9:42]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Пески не знают жалости
[html]<center><img src="https://i.postimg.cc/43ThGtfB/screenshot-622.png" class="illust_ep" style="width:500px!important;"></center>[/html]
"Пески не знают жалости," — такую простую мудрость повторяют, качая головами, старики в андерфелских селениях, исходившие за свои долгие жизни немало выжженых моровых пустынь. Действительно, пески не только служат укрытием множеству опасных, часто ядовитых тварей, но и сами могут сгубить любого неосторожного или неудачливого путешественника, разверзнувшись зыбкой топью под ногами или задушив налетевшим облаком песчаной бури. Пески жестоки к неосторожным. Но в этот раз они таят в себе опасность куда менее разборчивую...

Дата событий:

Место событий:

начало солиса 9:42 ВД

Андерфелс, деревушка на одном из торговых путей

Мира, Валья, Аенар Рейн
Вмешательство: ГМ

+1

2

Ягдветтер, или просто Ягд — посёлок средних для Андерфелса размеров, домов на сорок, живущий большей частью как перевалочный пункт на пути караванов в Хоссберг и Нордботтен. К чужакам здесь привыкли. В жаркий и сухой летний сезон гостей здесь, правда, совсем немного — слишком уж тяжела дорога на подымающих тучу пыли повозках с товарами да под самым высоким и палящим солнцем. Путешественников-одиночек, впрочем, это не останавливает, и хорошо — есть для кого держать открытой таверну и протирать тарелки от вездесущей красной пыли, которую надувает с равнин хаотичными ветрами, да платить ребятне за отлов змей, выползающих греться на чёрные камни пустующей торговой площади, мощёной естественным гранитом, когда-то помешавшим строить там дома. Андерфелс в любое время года на большей протяженности своих земель — местечко препаршивенькое.

Вот только ветер третий день дует в одну сторону, сильный, режущий кожу мелкими песчинками, и небо беспокойное. Старики говорят, будет буря. Но да что они тут, песчаных бурь не видали? Сегодня с обеда скотину загоняют в хлева, проверяют щели в стенах, приколачивают и привязывают всё, что лень было укрепить раньше. Ветер ощутимо посвистывает, а вдали у горизонта самые зоркие уже могут распознать характерную рябь надвигающейся волны бушующего песка. Идёт широким фронтом, меньше суток суровой непогоды загадывать не велит. Ну да уж народ найдёт, чем себя занять на это время — слава Создателю, не в открытой степи пережидать приходится. А остальное уж как-нибудь переживётся. Как и всегда.

+1

3

[indent] Обычно Халберт не любила спешку, всю эту суету и необдуманные порывы, но сейчас, ее чутье буквально вопило в голове: "шевели своей задницей, девочка". И она шевелила, торопясь так, что едва коня в мыло не загнала, когда, пытаясь опередить песчаную бурю, ворвалась на торговую площадь Ягдветтера. Под конец пути, конь уже начал откровенно хрипеть, да и спотыкаться едва ли не через шаг, так, что в пору было бросать животное и бежать на своих двоих. Да вот только жалко ей животину стало, сгинул бы, не иначе. А так хоть водой отпоят, в конюшне местной отдохнет денек-другой, глядишь и оклемается друг ее бывалый, там и двинут дальше, как только ненастье минует.
    Знать бы еще долго ли ждать придется. Но тут уж не смертным такое решать. "На все воля Создателя" — как любят поговаривать андерцы.  У них, что не разговор, так Создатель едва ли не в каждом слове слышится, от чего Миру откровенно уже начинало подташнивать. Эта чрезмерная набожность местных, порядком уже ее нервировала, хоть и понимала, что это мнение, пожалуй, держать лучше всего при себе. Когда ты одна в незнакомой стране, то лучше считаться с местными обычаями и не кривить свой нос от восхвалений господних, а то за такое и черенком лопаты по голове не долго получить, а то и вовсе на плаху загонят. Наслышана была о нравах местных. 
   Но что Халберт раздражало гораздо больше набожной фанатичности люда, так это песок. Он был буквально повсюду: забивался во все складки одежды, просачиваясь сквозь швы; забивался в ноздри и уши; щипал глаза; и ко всему прочему скрипел на зубах. За то недолгое путешествие, что Мирайя преодолела до Хоссберга и обратно, она возненавидела Андерфелс всей душой и сердцем, уже добрую сотню раз злостно сплюнув под ноги и поклявшись, что ноги ее тут больше не будет, пусть хоть всю страну поработят. Проклинала она и Иглу, который долгими уговорами, не имея возможности отправится сам, все же сподвиг ее на это путешествие, ибо письмо, что он просил доставить, не могло быть доверено никому иному, кроме как человеку, которому Игла доверял как себе, и как назло единственным человеком оказалась именно Мира. Ну по крайней мере эта мысль ее утешала, когда она в очередной раз одаривала своего ненаглядного босса самыми красочными эпитетами, на которые была способна.   
   Отдав жеребца на попечение в конюшню, щедро отсыпав конюху серебра, лишь бы выходили конягу, она направилась в местную таверну. Где еще, если не там, переждать непогоду? Признаки надвигающейся бури уже давно давали о себе знать — жалящие песчинки впивались в обнаженные участки кожи, словно жаждали ее крови. Мира натянула свой шемах повыше на нос, оставив лишь маленькую щель для глаз, да и те без конца щурились. В таверне и насытиться можно и отдохнуть с дороги, коротая ночь в теплой постели. Охотница даже разомлела слегка, представляя в голове картины с горячим ужином и тюфяком под боком. Не то, чтобы неженка была, и на голой земле спать не раз приходилось, но вот суровый край Андерфелс  извел охотницу, что аж который день хотелось побаловать себя мирскими прелестями. Да вот только край этот был беден до безобразия, так что о роскоши тут и речи не шло. Хотя бы краюхой хлеба закусить, да дверь затворить за спиной, оставив по ту сторону бушующий ветер с песком, стремящимся сорвать мясо с костей. 
   Таверна хоть и не пустовала, но большим обилием посетителей похвастаться не могла. Мира и не разглядывала гостей пристально, лишь бегло мазнув по ним взглядом, для оценки своей безопасности. Короткий разговор с хозяином трактира, поведал Мире о том, что бурю тут ждут и тщательно к ней готовятся. Заплатив трактирщику за сытный ужин, комнату и ведро воды, чтобы хоть немного смыть с себя этот проклятый песок перед сном, женщина устроилась в самом дальнем и темном углу заведения, так, чтобы все помещения было у нее как на ладони, да и чтобы за входом можно было приглядывать. Нет, неприятностей она не ждала, но как знать где они могут поджидать? Все эти предосторожности в ней были скорее по привычке и на уровне инстинктов, выработавшихся за долгие годы ее деятельности. Но сейчас, все казалось таким спокойным и безмятежным, особенно в сравнении с тем безобразием, что творилось снаружи и охотница даже позволила себе немного расслабиться, в ожидании горячего ужина.[icon]https://pp.userapi.com/c846120/v846120502/1929f8/6b0VbJIjs-s.jpg[/icon][desc]<br><a href=#tid=00></a><div class="namedesk">Мирайя Халберт, 29<br>Охотница на работорговцев</div>[/desc]

Отредактировано Mira (2019-02-15 14:40:14)

+1

4

Говорят, что спешка хороша только при ловле блох.
Говорят, что лошадь — так себе выбор верхового животного для пустыни.
Много чего говорят. Но Валья, как обычно, пошла иным путем. И на самом деле она никуда не спешила, если разобраться. Но все же очень хотела вернуться домой поскорее. А чтоб вернуться туда поскорее, надо было пораньше начать, побыстрее понять и закончить, не затягивая. Поэтому всякие проволочки ей были не нужны. Дома ведь ее ждали. Решение уехать далось нелегко, но это была необходимая жертва.
Эльфийка улыбнулась, спешиваясь. Строго говоря, им эта деревня и не нужна была особо. Разве что пополнить запасы воды и еды, что было немаловажно. Конь "утверждал", что он в состоянии обогнать бурю, о которой заговорили местные жители. Валья знала, что в теории он действительно мог, это было одной из особенностей его породы. Собственно, за эти особенности она его и выбрала, что было отдельной песней с припевом вообще. Но на практике она ему вполне готова была доверить жизнь. Полчаса-час потратить на закуп необходимого, пополнение запасов — почему нет? И все же она хотела подумать — спешить ли настолько, чтоб переводить их обоих в режим форс-мажора или эти пара-тройка дней ничего не решают, и они вполне могут тут задержаться? Не то, чтоб очень сильно хотелось спешить. Но и после бури состояние дорог будет отвратительным. Попросту их не будет вовсе. И если сейчас дороги были на их стороне (потому что просто были), то после бури они будут засыпаны песком, и это существенно замедлит передвижение.
В общем, и так можно, и по-другому тоже: везде есть свои плюсы и минусы. Как обычно.
В целом, при некотором напряге они могли успеть все-таки дойти до Хоссберга, а вокруг него дороги вообще очень хороши. Не очень-то туда и хотелось, но теперь она Серый Страж, с нашивкой, все как полагается. А там недалеко до места назначения, от Хоссберга просто удобнее добраться. Будет неплохо, если буря вообще в другую сторону куда-нибудь свернет. Рассчитать направление ветра было трудно, нужны были наблюдения. Но если сделать замеры сейчас, а потом повторить их, то можно будет понять, где на имеющихся развилках можно будет свернуть, чтоб с бурей не встретиться. Ближе к столице больше дорог. И это немалое преимущество.
Валья подумала, что можно и не задерживаться. Усилия приложить, конечно, придется, но пару дней мучиться бездельем и потом путешествовать по засыпанным дорогам — вот это удовольствие тоже так себе. А в Хоссберге можно будет отдохнуть поосновательнее после сложного перехода.
Приняв такое решение, эльфийка выдала коню паек, потрепала по шее и горбоносой морде.
— Час на отдых, а потом будет очень много работы, дружок.
Конь только фыркнул, более заинтересованный едой, нежели обещаниями. Он был здоров и вынослив, а потому предстоящий переход был ему вполне по силам. Хоть почти и на пределе их. Но Валья знала, как быть, чтоб они смогли. Нужно было просто рассчитать. И не ошибиться. Она посмотрела в сторону горизонта, замеряя время и расстояние. У нее не было никаких тревог по этому поводу. Ну да, будет трудно. Было бы неплохо прикупить сухарей и вяленого мяса. В идеале немного красного вина и козьего пресного сыра. Зерно в перегоне по пустыне было роскошью, но для коня ничего не жалко, хотя вряд ли тут есть овес на продажу. А если и есть, то стоит он недешево. Она была готова поспрашивать. Девушка смахнула с куртки пыль, как смогла очищая толстую кожу, способную беречь от секущего песка лучше всякого доспеха. И убрала хвост намотанной тюрбаном ткани, открывая лицо. В пустыне это помогало не обгореть и не мучиться жарой, но при общении с людьми только мешало. Люди любят видеть лицо тех, с кем договариваются, хотя в таком климате и месте никого было не удивить закрытым лицом. Мало приятного получать пригоршню песка в лицо, но меж домами ветер был слабее, чем на открытой местности. Можно было себе позволить немного расслабиться.
Как ни странно, в лавке нашлось почти все необходимое. И у эльфийки даже оставалось примерно полчаса для того, чтобы поесть на дорожку, а потом стартовать. Только поэтому она подумала о том, чтоб зайти в таверну. Там была готовая пища. Нет, она не устала есть что попало, признаться, она по большей части так и питалась, потому что время от времени вообще забывала поесть. Но больше тут все равно делать было нечего. А купить в дорогу немного готовой еды тоже было бы здорово, пусть и не обязательно.
Валья улыбнулась своим мыслям. Она на самом деле немного еще смущалась своего нового статуса, не привыкла к нему. Для нее это было первое путешествие в качестве Серого Стража. И уж тем более первое одиночное. Она который раз порывалась прикрыть шарфом нашивку на плече, чтоб не привлекать внимания, но опять поборола в себе это желание, так как посох за спиной привлекал его еще вернее. Раньше сопровождающие магов храмовники были причиной отводить взгляд. Теперь ее прикрывал герб Серых Стражей. И она еще не знала, насколько сильно он действовал на людей.
Внутри было... так же, как и снаружи. Никакой прохлады. Ну да ладно. Будет ночь, будет и прохлада. По холодку и путешествовать полегче.
Девушка заказала себе простой готовой еды, чтоб побыстрее принесли, поинтересовалась, что можно взять в дорогу, попросила упаковать, да и стала спрашивать, что происходит в округе. Сплетни ей были особо не интересны, так что если ее грубо отошьют в этом плане, то она и не обидится. Она пока что плохо умела поддерживать разговор. Только слушать.

+2

5

— Командор, разведчики так и не вернулись. — Тревожно заметил Ракско, неумело поправляя сползающий с носа шемаг. Непривычная обстановка явно нервировала долийца, от чего тот, к вящему раздражению командора, начинал суетиться и болтать больше обычного.
— Рада, что вы не растеряли своей наблюдательности, страж Дэйн. — Флегматично отозвалась Аенар, в последний раз проверяя седельные сумки и с легкостью опытного наездника взбираясь в седло. Подбирающаяся песчаная буря не терпела промедления.
— Но командор... — Начал было Ракско и тут же умолк, заметив предупреждающий взгляд чародейки.
— Выдвигаемся. — Мрачно повторила Аенар ранее отданный приказ и припустила коня, почти сразу же переходя на галоп.
Признаться, сложившаяся ситуация нервировала командора не меньше, чем её подчиненных. Отправив двух разведчиков осматривать территорию вокруг их временного лагеря, Аенар по собственной глупости не учла скверный восточный ветер и слишком поздно заметила приближающуюся бурю. Она выждала сколько могла. Правда. Однако оставаться на открытой местности всему отрядом было бы сродни самоубийству, а потому едва первые песчаные ветра накрыли их лагерь, командор отдала приказ: сворачиваемся и скачем на запад. К ближайшему поселению.

К моменту, когда на горизонте замаячили первые дома, песчаный ветер был уже повсюду. Под низкие завывания бури на узкую улицу поселка ворвались три взмыленных коня. Их всадники тут же спешились и тяжело зашагали в сторону виднеющейся конюшни, прикрывая глаза от поднявшейся в воздухе пыли. Затем они внезапно остановились, коротко переговорили и разделились, чтобы через пол часа встретиться на том же месте и уже вместе зашагать в сторону таверны.
— Командор, конюх говорит, что незадолго до нас в город прибыл ещё один серый страж. — Отчитался Ракско, открывая перед чародейкой скрипучую входную дверь. В безумной скачке на перегонки с бурей он потерял шемаг, а потому отливал характерно красными ушами и носом.
— Что, только один? — Дёрнул чернявой бровью Дракс, последним вваливаясь в помещение и недовольно отряхивая бороду от налипших пыли и песка. Андрефелская погодка явно была гному не по душе и он категорически не понимал, как остальные справляются с этой нечеловеческой жарой. Вон, командор, кажется, даже не вспотела. Да и в отличии от своих подчиненных выглядела она так, словно только что спустилась из своих покоев, а не гнала лошадь галопом на протяжении нескольких часов.
«Намагичила» — догадался гном и, насупившись, начал интенсивнее вытряхивать из бороды песок.
— Боюсь, это не наш человек. — Спокойно заметила Аенар, разматывая шемаг и пряча его в походную сумку. Песка и пыли на ней действительно больше не было — вся грязь плавно осела на пороге, едва командор ступила в таверну.
На немой вопрос подчиненных чародейка лишь взглядом указала в сторону стойки, у которой примостилась незнакомая им «серая».
— Займитесь припасами и опросите местных. — Коротко приказала Аенар и в два плавных шага подобралась к эльфийке. — Серый Страж. — Низким, холодным голосом отчеканила она. — Назовите ваш ранг, имя и текущую задачу.

+2

6

Эльфийка уже действительно готова была стартовать. Ну не нравилась ей идея тут оставаться, и логики в этом было мало. Это было то из решений, которые не даются особо легко: и так можно, и этак не проблема, а всё равно что-то гложет-гложет, никак не даст покоя. Будто бы любое решение будет неверным, и ты пожалеешь в любом случае. Что бы ты ни сделал, а ты ошибёшься. Она поистине ненавидела такие вещи. Она вообще предпочитала как-то поспокойнее обходиться с непредвиденными жизненными обстоятельствами. А тут — ни туда, ни сюда, одни только сомнения.
А тут внезапно оказалось, что она не единственный Серый Страж в округе. Она вполне верила, что могла ещё не всех обитателей Вейсхаупта знать или застать, поэтому как-то ещё далеко-далеко верилось в то, что они могут быть оттуда. Но слабо верилось. очень слабо.
— Валья. Вейсхаупт, — коротко ответила она, затягивая кожаный шнур на дорожном мешке.
Время поджимало. И коль скоро она уже действительно была готова, а конь отдохнул, то можно было и не задерживаться. Игнорируя гложущую в глубине души мысль о том, что это тоже неверное решение, Страж понимала, что она может и способна проделать предстоящий путь. Её не пугали трудности, а расчёт она уже много лучше делала, чем в тот раз, когда они отправлялись за грифонами. Так что волноваться было не о чем, разве что морально подготовиться к трудному переходу. Но ничего же страшного в трудностях нет. А опыт будет очень ценным. Путешествовать в одиночку оказалось довольно приятным занятием, она так устала от общества за эти пару месяцев. И пусть уже начинала тосковать по птенцам: ей не хватало их писка, их возни и тепла маленьких тушек, облепляющих ее незадолго до рассвета, который она часто встречала в их обществе — всё равно выбраться в путешествие было скорее приятным чем нет. Ей всё-таки не грозило превратиться в сиднем сидящего на месте Стража, как многие ей предрекали.
Она смерила взглядом подошедшую. Травить байки, знакомиться или выпивать за встречу она не хотела. Тем более с теми, кто требует ответа, так и не представившись первым. Неприятное впечатление. Валья как-то ожидала, что впервые встретившись, два Стража, не знающие друг друга, не знающие друг о друге — будут общаться без высокомерия или чего-то подобного. Ну или как-то. В общем, не важно. Демоны с ней, с этой женщиной. Если они едут в Вейсхаупт, то им не по пути всё равно. Если в другую сторону, то и тут вряд ли, она не станет напрашиваться в попутчики к кому бы то ни было только на основании того, что это тоже Страж. С Каронелом она ещё могла в охотку путешествовать. С ним и болтовня не была наказанием. С Реймас тоже было отлично, с ней они как раз очень гармонично и долго могли молчать. Всё остальное интересовало мало. У неё были свои дела, которые нужно было успеть сделать. И убрать коня отсюда поскорее.
Она не знала, как продолжить разговор. Всякие ответы казались ей не особенно дружелюбными. Но быть дружелюбной с человеком, предпочитающим такой стиль общения она и не хотела. Её как раз "здоровканье" не было ни вежливым, ни дружелюбным. Как выйти из этой ситуации девушка не знала. Она не очень сильна была в общении с людьми. Особенно с такими. Обычно Каронел с ними общался, а она под шумок уходила по своим делам. Стоило расстаться с ним на пару суток, как она поняла, насколько он ей на самом деле нужен. У неё никогда не было сомнений в том, что он во многом лучше неё, но теперь она начала понимать, в чём именно.
"Демоны меня раздери! Не можем же мы пристегнуться друг к другу, в самом-то деле!" — она досадливо поморщилась, понимая, что без него во многом не знает, что делать. И не готова придумывать сама.
Наверное, надо было поинтересоваться аналогичным (имя, место дислокации и прочее) у незнакомки, но Валье было неинтересно. Желания продолжать какой-то разговор тем более не было. Что хорошего может принести разговор, начавшийся вот так? Она привыкла к разному отношению. И к такому тоже. Но сейчас она очень неожиданно для себя осознала, что большую часть жизни таким тоном с ней разговаривали храмовники. И теперь, получив что-то вроде свободы, она поняла насколько сильно её это бесит. Может, конечно, изрядно испортившийся после Посвящения характер: раньше же она это успешно глотала, а теперь хотелось вызвериться. При этом никакого удивления она по этому поводу не испытывала. Только... что может испытывать бывший маг Круга, когда встречает другого мага, который ведёт себя так, как храмовник? А при этом оставшаяся в Вейсхаупте бывшая храмовница вообще себя никогда не вела, как храмовница. Так Валья поняла, что скучает и по Реймас тоже.
"Надо всё-таки продолжить путешествие", — решила она. Оно только-только началось, а у неё уже столько открытий про саму себя. Хотелось узнать, что же ещё будет! Она чуть прикрыла глаза и вздохнула, призывая себя успокоиться (что не очень-то помогло, поскольку незнакомка явно желала какого-то общения, что было абсолютно лишним сейчас):
— Прошу меня извинить, но на самом деле я спешу, — эльфийка прилагала все свои скудные силы, чтобы разговаривать как-то вежливо и хотя бы издали похоже на дружелюбие, которого она не испытывала, — мы должны уйти от бури, я не могу тут задерживаться более.
И это был максимум, который она могла из себя выдать на предмет окончания нежелательного разговора.
"Отстань от меня!" — вот что на самом деле она хотела сказать. Но она не сказала. Ну, не сказала же! Она пыталась, правда, пыталась.

+3

7

[indent] Халберт скептично подняла правую бровь, с сомнением поглядывая на нечто, красующееся перед ней в глиняном горшочке. Да, было горячем. Да, отдаленно напоминало рагу из бог знает чего и да, даже пахло съедобно, отчасти. Да только вид у этого рагу, был малоприятный. Впрочем, главное, чтобы это можно было есть и не травануться, остальное уже дело роскоши, которое тут было недосягаемым. Так что не пожалуешься даже. Признаться честно, сейчас охотница была голодна на столько, что готова была сожрать, что угодно и кого угодно. После долгих раздумий, она все же решилась попробовать это месиво — самую малость зачерпнув ложкой из горшочка и боязливо положив все это в рот. И о чудо, это было не только съедобно, но и чертовски вкусно. Знала бы, что эта страшная на вид дрянь, будет таким объедением, уже давно бы слопала, а не разглядывала куски, в попытке выяснить кто это был при жизни или как давно картофель был выкопан из этой бедной земли.
    Женщина так увлеклась своим ужином, что даже толком значения не придала эльфийки в форме Серого Стража, появившаяся на пороге харчевни.  С "серыми" ей уже приходилось иметь дела и не все из них хорошо потом закончились, но до этой остроухой ей совсем не было дела. Главное набить брюхо и выспаться как следует, перед последним рывком через полумертвые степи Андерфелса, туда, где ждет ее зелень лесов и приятная компания.
  А вот троице, вошедшей чуть погодя, Халберт уделила внимания чуть больше. И снова это были "серые". Что-то слишком много стражей на квадратный метр в этой захолустной деревеньке. Что Андерфелс родина стражей, Мирайя конечно же прекрасно знала и что стражи едва ли не единственный представитель местной власти, и не было ничего странного что их тут в обилии. Но все же, что-то насторожило охотницу. Скорее это был маленький тоненький голосок предчувствия, отдающийся на задворках сознания, пищащий, что недобром все это пахнет, ой не добром. Вон как "младшие" стражи начали усердно расспрашивать у немногочисленных местных завсегдатаев о пропавших соратниках. Неужто буря во всем виновата и стражи своих недосчитались?
   Как бы то не было, это было не ее дело и не ее страдания.  Она свою работу по поглощению вкусного ужина сделала, запив все это дело кружкой не слишком хорошего эля и уж собралась отправиться в арендованную комнату, как с расспросами и к ней пристали. Да вот только та остроухая эльфийка, что первой вошла в трактир, была первой из стражей увиденной Мирой за последние сутки. Она вообще людей почти и не встречала на своем пути. Уж повезло, так повезло. Так что, сочувственно пожав плечами, охотница поведала коренастому гному — мол не видела, не знает. А дальше, мазнув по беседующим дамам взглядом, направилась к себе в комнату. Хотя по виду обоих собеседниц можно было подумать, будто долги одна из другой выбивает, а кто из них должник, а кто кредитор сходу и не понятно. Обе нерадушного вида. Ну и это не ее дело. Пусть хоть за косы друг друга дергают, ей то что?[icon]https://pp.userapi.com/c846120/v846120502/1929f8/6b0VbJIjs-s.jpg[/icon][desc]<br><a href=#tid=00></a><div class="namedesk">Мирайя Халберт, 29<br>Охотница на работорговцев</div>[/desc]

Отредактировано Mira (2019-02-15 14:39:56)

+2

8

Валья. О, это имя было ей знакомо. Страж-рекрут, что нашла кладку грифоньев яиц и тут же была возведена в ранг героя Вейсхаупта. Аенар Рейн ненавидела так называемых «героев». Они были как под копирку: зеленоротые юнцы, что волей случая совершали свой «подвиг» и тут же начинали самым скверным образом зазнаваться, игнорируя субординацию и приказы старших по званию.
Только вот один поступок не был равноценен годам опыта. Аенар знала многих стражей, что положили свою жизнь на спасение людей от скверны и порожденных ею тварей, но так и не были удостоены статусом «героя». Стражей, что жертвовали своей жизнью ради товарищей и оставались забыты. Стражей, что были способны на куда большее, чем так называемые «герои».
— «Прошу меня извинить, Страж-Командор» — холодно поправила эльфийку Аенар. Она не привыкла представляться лишний раз, но это, пожалуй, была её ошибка. Всё же она была не в Вольной Марке и мгновенного узнавания ожидать было глупо. — Я спрошу ещё раз: назовите свою текущую задачу, страж Валья. Если таковой является рядовое патрулирование, то я имею право привлечь вас для поиска пропавших членов моего отряда. Отказ или повторную дерзость я буду рассматривать как неподчинение прямому приказу.
Незаметно и плавно Аенар оказалась совсем рядом, на добрых пол головы нависая над эльфийкой и буравя её нечитаемым взглядом. Разговоры в таверне заметно поутихли.
— Командор, — тяжело пыхтя и утирая пот, к ним подоспел Дракс — скверные новости. Никто наших не видел. Видать, застряли в буре.
Аенар досадливо поморщилась. Не так как морщилось большинство людей, но так, как умела только командор Рейн: чуть дернув крыльями носа и сведя брови не более чем на пару миллиметра к центру. Столь бурное проявление эмоций было понятно — весть была более чем скверной. Отправиться на поиски в разгар бури они не могли, но и бросать своих командор не привыкла. Оставалось только надеяться, что стражи смогут пережить внезапно нагрянувшую непогоду и дождутся их помощи.

Отредактировано Ayenar Rain (2019-02-14 02:32:02)

+2

9

"Как мило", — Валья пристально посмотрела на новоявленного Командора.
Вот ведь ирония судьбы и прочие сопутствующие явления. Впору было подумать, что Валья — самый удачливый Серый Страж во всем мире, иначе откуда такое везение? И кладку-то нашла, и Командоров-то двоих в короткие сроки повстречала. И года еще не прошло с Посвящения, а уже в лицо знает обоих.
"Надо бы, как вернусь, взять Каронела за ноздри, да и спросить у него, где у нас в Вейсхаупте запрятана тайная комната с поясными портретами, именами и званиями высшего руководства Серых Стражей. И почему мне ту комнатку не показали, выпуская в большой страшный мир. А то как-то неловко вышло".
А так ведь милое дело было бы: посмотрел в портретик, прочитал, что там написано — а потом и признал сразу живого человека, здороваясь издалека. А то подходит к тебе, этак, неведомый Страж с гербом, да и начинает ожидать, что ты всю его подноготную знаешь, расскажешь биографию по годам, событиям и достижениям, да в ноженьки и упадешь, носки сапог целовать. И вот какая незадача — не получилось, не вышло в лицо-то узнать. Ну или там хотя бы отличительные знаки на мундир нашить, чтоб тоже издалека светилось, и все знали, что идет большой начальник. А еще лучше — чтоб звенело и улюлюкало все вокруг. Ну, значит, чтоб наверняка никто не ошибся.
Обычная и привычная Валье злость преобразовалась в нечто холодное, глубокое и темное. Это непонятное заставляло голос звенеть еле уловимыми интонациями, к которым так запросто не придерешься, ведь они вполне себе вежливы. Равно как и формулировки — выверены, вежливы и исключительно по протоколу. Это невозможно было контролировать, но зато было почти незаметно внешне.
Страж невольно сравнивала двух Командоров. Улыбка была бы не по этикету, а жаль. Кусланд — Герой Ферелдена, кстати говоря — вроде как ни разу не выглядел особо... вежливым или замороченным на политесе. Видимо, оный политес он оставлял для придворных залов, с собратьями-Стражами разговаривая по-простому. И ведь нельзя было сказать, что он был мастером изящной словесности или же специалистом в игре слов, способных означать все и ничего, но приводящих к нужному ему результату. Нет. Он был довольно резок, прямолинеен и безжалостен. Танцы с бубнами, хождение кругами или какие-то аналогичные брачные танцы если и были в его жизни, то где-то как-то в другом, видимо, месте. С простой серостражной Вальей он вполне по-человечески разговаривал, хоть они и поцапались сначала. Но потом как-то дошли до понимания, пусть и не полного. Так ведь, надо признать, что остались от него самые приятные впечатления, не смотря на то, что его нельзя было назвать осторожным в высказываниях, заботливым и тактичным собеседником. Нет, этот товарищ рубил с места в карьер, не особо задумываясь, что там у тебя за мысли на сей счет. Он пер как раскаленный лом сквозь глыбу льда: протаивал себе пространство, которое фырчало, шипело, обдавало паром, но поддавалось. И при этом, ну как-то так: пришел, увидел, перевернул все ее представления о себе (изначально отрицательные) — и так же стремительно исчез, растворился. Но оставил о себе действительно яркие и положительные, в целом, воспоминания. Пожалуй, Валья даже немного скучала по нему.
И второй Командор, которая давила собственным авторитетом, не взирая на объективные обстоятельства. Все обязаны знать ее в лицо. Точка. Все Стражи, даже с другим командованием обязаны отдать честь, упасть, отжаться и процитировать наизусть весь Устав, а потом нижайше раскланяться и испросить, не угодно ли чего. Спокойное достоинство? Нет, не слышали. Авторитарность и тирания — вот наш выбор. Бедные ее подчиненные.
— Прошу меня извинить, Страж-Командор, — ровно без всяких интонаций повторила Валья.
Раз уж так нужно тыкать в глаза свое положение, и больше нечем воздействовать, то что делать, что делать.
Говорят, вежливость города берет. Хорошо, что Серые Стражи не участвуют в обычных конфликтах, тут взять удалось бы только штурмом, переломив через колено. Уважения к соратникам ровно ноль. Потому и видит всюду неуважение к себе: если знать не знает, как это уважение выглядит, сама его ни к кому не испытывает особо, то как его узнаешь в лицо?
"Нда, как все у них весело-то."
А дальше все, как в том анекдоте про гениальных офицеров, которые одного своего отставшего во время операции рядового спасли ценой половины личного состава чужого отряда. Ну а что? Не свое, не жалко. Сама потеряла своих людей, а чужие их ищи. Отлично устроилась. Командор явно была из тех, кто не умел понимать людей: как своих, так и чужих. А, значит, не знала их абсолютно. Усматривать дерзость на ровном месте, а потом запугивать, вынуждая слушать себя беспрекословно... "Править можно либо любовью, либо страхом. Если уж любовью не выходит, то сгодится и страх" — так, кажется? А еще говорят, у Кусланда отвратительный характер. Нуну.
— У меня увольнительная, Страж-Командор.
Удивительно интересное занятие строить отношения по принципу помериться правами, обязанностями и регалиями. Кто самый крупный, тот и прав? Так что ли?

+4

10

Аенар удовлетворённо кивнула, принимая ответ. Моментально поменявшееся настроение девчонки, так и сквозившее через сухость её слов, было не трудно заметить, однако очень легко отодвинуть на второй план. Не в первый и далеко не в последний раз на неё так реагировали. Нет, конечно командор Рейн прекрасно понимала важность солдатской любви. Понимала, что страх не порождает верность, а за личной неприязнью следуют лишь проблемы с дисциплиной и исполнительностью. Понимала, что за ненавистного комнадора едва ли кто пойдёт в смертельный бой. Понимала все нюансы подобных отношений и всё же принципиально отказывалась играть роль добренького начальства, из раза в раз первым делом выставляя между собой и рядовыми барьер власти, некую невидимую стену железной субординации. Субординации, что в первую очередь была её ношей.
Любили ли её подчинённые? Сомнительно. Боялись? Возможно. Уважали? Абсолютно.
Ракско не стал оспаривать её приказ, не усомнился в её действиях, не начал саботировать события, хотя, очевидно, при тех же условиях поступил иначе. Он последовал за Аенар без лишних вопросов и споров не потому что любил или боялся её, но потому что уважал её как командира. И это уважение было заработано не ласковостью или грубостью её слов, но действиями. Это уважение стоило куда больше, чем пустая симпатия к добродушному командиру.
Аенар Рейн чуть вздёрнула подбородок и глубоко вдохнула, моментально переходя на того рода монотонный тон, каким судьи обычно зачитывают приговор уже пятьдесят второму преступнику за день:
— С этого момента и до нахождения пропавших стражей ваша увольнительная заканчивается, страж Валья. Все расходы на ваше содержание и обеспечение я беру на себя, а так же гарантирую вам свою защиту, в случае возможного недовольства со стороны руководства Вейхспаута. Любую ответственность за данное назначение я беру на себя. — Аенар коротко перевела дыхание и неожиданно склонила голову вперед, пристально буравя эльфийку нечитаемым взглядом исподлобья. — Меня зовут Аенар Рейн и я Страж-Командор Вольной Марки. От своих подчинённых я жду беспрекословного соблюдения дисциплины и ответственности за тот герб, что они носят на себе. Дезертирство карается смертью. Неповиновение приказу — заключением под стражу и дальнейшим судом.
На мгновение Аенар замолчала, пронзая эльфийку мрачным, предупреждающим взглядом. А затем резко изменилась в лице. Расслабилась, изогнула губы в улыбке вежливости, чуть потеплела взглядом и куда проще прежнего добавила:
— Мы переждём бурю, соберём как можно больше информации о местности и найдём пропавших Стражей. Кидать вас грудью на амбразуру я не собираюсь, страж Валья. Боюсь, Вейхспаут не простит подобного расточительства геройскими ресурсами даже мне.
И если последняя фраза и была пропитана сарказмом, то вида Аенар Рейн не подала. По сути, эта Валья была лишь дополнительной парой глаз. Бесполезной, неопытной и зеленоротой парой глаз.
— Можете познакомиться со стражами Ракско и Драксом. — Не уточняя кто есть кто, добавила Аенар. — С этого момента они — ваши боевые товарищи.

Отредактировано Ayenar Rain (2019-02-23 00:43:00)

+2

11

Валья легко и быстро перешла в привычное состояние "общение с храмовниками" — еще были свежи и ярки воспоминания о жизни в Круге. А, судя по всеми имеющимся признакам, стоял перед ней чистый храмовник, даром, что на самом деле, вроде, маг. Видала она таких магов, которые становились лютее любого храмовника, доведись им обрести себе сколько-то власти. Воистину: "Раб, получивший свободу, стремится завести своих собственных рабов". А не освободить тех, кто раб и с кем он, в общем, в одном положении. Был.
Так что переход был привычен.
На моменте с гербом Валья лишь самую каплю расширила глаза, но потом опустила взгляд и стала рассматривать помещение. Ну да. Конечно. Герб. Герб, который Серые Стражи вот уже четыреста лет не имели никакого права носить. И носили лишь авансом. Они предали этот герб, и больше его не заслуживали. Так что разговоры о нём, о чести его носить и все прочие высокие рассуждения Валья рассматривала исключительно как ложь. Либо они сами в это наивно верили, либо по привычке, либо из высокомерия: "Раз грифоны наши, то хотим — убиваем, хотим — нет". Если говорить про герб и придираться к мелочам, то Валья могла бы напомнить, кто именно этот герб носит по праву, а кто исключительно из-за традиции. Но поскольку Командор продолжала давить авторитетом, запугивать и распускать веером вокруг себя угрозы и малореальные обещания (ни разу не привлекательные, кстати), то становилось понятно, что никакого диалога построить не удастся. Если разговор начался с того, что перед тобой начинают таким вот образом проявлять высокомерие: "Знайте меня, узнавайте меня, вы все обязаны, я тут пуп земли, а вы расходный материал" — ну, в общем, понятно. Видели не раз, диагноз знаком.
А уж про гарантию защиты и вовсе было смешно. Даже захотелось спросить, какие могут быть гарантии, если она своих собственных людей растеряла, а чужих в расход пустит и глазом не моргнув. Но зачем спрашивать об очевидном?
И вообще об очевидном говорить смысла нет никакого. Ровным счетом никакого. Ответственность. Ну да. Аж два раза. Судя по манере знакомиться, данный Командор ответственность как класс вообще не признавал. В смысле все вокруг были ответственны и должны. Ей. А она чтоб кому-то — конечно нет. И снова живым примером перед глазами вставал Кусланд, который ту ответственность, казалось, хапал — без громких слов (везде, где дотягивался, и где не дотягивался — подтаскивал поближе и хапал) надо заметить — и тащил на себе до конца. И вытаскивал, как ни странно. Как-то даже стало немного противно от того, что впечатление от одного Командора пришло вот к этому. Второму.
Времени было жаль. Валья действительно спешила. Тратить его на решение чужих проблем не хотелось совершенно.
Мы соберём. Мы найдём. Мы. Её величество.
Ты всадник, ты и скачи, собственно, зачем лошадь-то через пропасти гонять?
Как же это не вовремя.
И, главное, какая бесполезная затея! Просто потому что если ты настолько запугиваешь своих подчинённых, то чего ты от них хочешь вообще? Известно же, что самый лучший вариант вдохновить человека и дать ему свободу действий. А в результате запугивания ты получишь просто исполнительную куклу. Валья совершенно точно не стала бы проявлять инициативу при данных условиях. Тут же почти напрямую сказано, что чуть что — казнят. Отличная заявка на успех. Она прямо отлично знала, как это работает. Точнее, как это НЕ работает.
Страж не понимала и не могла понять, что именно внутри нее как-то засаднило вдруг. Какая-то внутренняя заноза сидела столь глубоко, что она не могла ее вытащить, осознать и сформулировать. Но она там точно была. Непонятно зачем, непонятно о чём и непонятно как с ней быть. Но то, что с такими методами они далеко не уедут — это прямо совершенно точно. И при этом та туманная мысль, которая была где-то очень в глубине души и разума, весьма беспокоила её. Но подцепить и вытащить на поверхность было никак невозможно. Обидно.
— Принято к исполнению, Страж-Командор.
С упомянутыми боевыми товарищами знакомство состоялось и того проще — кивком. Настоящего знакомства всё равно бы не вышло, так что реверансы разводить занятие бессмысленное. Потом познакомятся, по ходу дела. Имена прозвучали, так зачем же усложнять? Еще вопрос адекватности этих "товарищей". Бывало ведь и так, что у деспотичных хозяев подчинённые тоже звери зверьми. Хотя, конечно, Кусланд был прав: зверье поприятнее будет.
"Содержание на себя, говоришь? Ммм, коня ты тоже пристроишь, интересно? Или просто отберёшь в собственных интересах?"
Хуже всего то, что от этой бури у неё были все шансы уйти. На пределе, но были. А теперь надо коня от неё прятать. Учитывая его характер, задачка не из простых, конечно. Да и абы кому его не доверишь. По причине все того же характера. И это просто минус еще время, потому что он-то как раз был куда более боевым ей товарищем, чем все эти Стражи вместе взятые, пусть и познакомились они всего три недели назад. Но уж как она вокруг него танцевала, чтоб договориться! Вот уж воистину история была. В Вейсхаупте он к себе конюха подпускал. Присмотренного и знакомого. А тут кому попало и голову откусить может. Причём, в буквальном смысле слова. Ну, даже если не голову, то лицо выкусит с гарантией куда более верной, чем сомнительные слова больных манией величия Командоров. И вот эти вот проблемы задержки в бурю — нужно будет решить прямо сейчас. А после бури будет потеряно еще время, потому что по засыпанным дорогам они, конечно, пройдут, но медленнее, чем по нормальным. И вот этого всего — никто не восполнит. То что дело оформлено как увольнительная ни разу не отменяло его важности. Потому что на самом деле она ехала с очень серьезной целью, просто зубодробительного названия у неё не было.
Вот ведь случаются такие знакомства, которых лучше бы и не было — одни неприятности от них, честное слово. Хуже всего, конечно, что высокомерное запугивание в храмовничьей манере было пусть и привычным, но весьма противным. Валья уже успела привыкнуть к Реймас. Просто отвратительный контраст. А ведь жила она в таком общении. И воспринимала это нормой. Только теперь стало понятно, сколь губительны такие условия.
"Какой ужас"
— Однако мне нужно полчаса, чтоб устроить свои дела и поступить в ваше распоряжение, Страж-Командор.
Пользоваться хоть какими-то благами с такой руки было бы исключительной глупостью. Это даже не вопрос времени, когда в протянутой ладони будет яд. Это вообще не вопрос. Это совершеннейшая уверенность. Он там будет.
Как бы ни были сладки обещания, пользоваться ими Валья не планировала. Ничего не брать — самое первое правило. Потому что стоит задолжать хоть что-то — тебя потом выжмут досуха и косточки переломают. Это был именно такой человек. Ни сидеть за одним столом, ни воду не делить, ни хлеб не преломлять. Ничего.

+3

12

Правая бровь командора Рейн сдвинулась на два миллиметра вверх. Это было не спонтанное, но осознанное и чётко выверенное движение, словно бы говорящее: «Конечно, страж Валья. Все время мира ваше, собирайтесь сколько нужно, но не держите меня за дуру, будьте любезны». Стоящий рядом Дракс неловко поежился. Способность командора выражать многосложные предложения одним движением брови или изгибом губ была загадкой, которую он так и не смог разгадать за все восемь лет службы в Ордене.
— Конечно. — Аенар Рейн чуть склонила голову в чём-то, что при должном воображении можно было назвать согласным кивком. Настрой эльфийки ей не нравился. Многие рекруты, попадая в ряды стражей, пылали праведным огнём и духом бунтарства, однако все они забывали о главном: Орден был не кружком по интересам и не разномастной дружной общиной с периодическими вылазками на злых и страшных врагов. Орден был военной организацией с одной конкретной целью. И выживали в нем лишь те стражи, что раньше прочих это в полной мере осознавали.
— Страж Дракс поможет вам. — Чуть помедлив добавила Аенар и, обогнув эльфийку, направилась к трактирщику. Им все еще нужна была ночлежка и припасы.

Проследив взглядом за командором Рейн, Дракс неопределенно хмыкнул, огладил густую черную бороду и резко обернувшись к Валье расплылся в неожиданно мягкой улыбке.
— Расслабься, птенчик. — Тихо проговорил гном, чуть склонившись к эльфийке. Затем на секунду задумался и добавил: — Ну то есть не расслабляйся, конечно. Командор наша если что говорит, то так и будет, эт правда. Но она и за тебя и за меня костьми ляжет. — Дракс плавно помрачнел. Голос его стал еще тише и даже малость грустнее. — И за ребят легла бы. Но ток нас вывести надо было.
На короткое мгновение на лице гнома застыла маска мрачной задумчивости. И тут же слетела, уступив место прежней мягкой улыбке.
— Потом поймешь, птенчик. А теперь пошли, надо с твоими делами побыстрее разобраться.

+2

13

Страж решила к тому времени разговоры с конкретно этим Командором не разводить. Простая и всем известная тактика: приказали — делаешь ровно то, что приказали; спросили — отвечаешь ровно на тот вопрос, который задали, максимально кратко; на глаза не попадаться; рядом не появляться и т.д. Ну, в общем, ничего нового на самом деле. И в глаза ещё не смотреть. По ряду обстоятельств. Выглядело это со стороны очень даже так, как любят властные и деспотичные люди, которым важнее важного авторитетом поиграть и потрясти им наиболее эффектно. Скромненько так отводишь взгляд, старательно не глядя на них. Они любят. Знали бы они ещё, что это значило, но им зачем? Их всё устраивает.
Так что удалялась Страж-Командор в полном молчании и великолепии собственной власти. Могла быть довольна собой, так как последнее слово осталось за ней. Первое, впрочем, теперь тоже всегда будет за ней, ибо Валья и близко не собиралась начинать разговор, поддерживать его и работать на его развитие. С такими людьми разговаривать всегда себе дороже. Ушла и хвала богам.
Эльфийка недоумённо посмотрела на того, кто был представлен ей как Дракс.
"Поможет?"
Чем, интересно? Во-первых... да и, во-вторых тоже.
А ещё интереснее, что с места в карьер он начал защищать своего командира. Не дожидаясь от неё вопросов и прочего. Будто бы она спросила. Будто бы её это вообще интересовало. Или будто бы он считал необходимым... оправдаться?
"Как всё запущено"
Вот ей прямо очень интересно было, да. Весь интерес, видимо, на ушах так запросто и написан, раз он, не дожидаясь вопроса. начал ей рассказывать, как на самом деле велика и прекрасна их командующая. Валье было всё равно. Исключительно и глубоко безразлично. Она тоже в своё время некоторых храмовников ничего даже так считала. Среднестатистический подчинённый будет хвалить своё начальство, так как зависит от него всецело. А ещё очень трудно и больно признать, что ты в угнетённом состоянии, что ты жертва. Это среднестатистический человек признавать не хотел никак, и потому радостно защищал руководство, гордился принадлежностью к этому культу личности, полагая себя в некоторой безопасности и сопричастности. Вот уж чего не хотелось, так вот этого вот.
"Птенчик?"
Панибратство резануло не только по ушам, но ещё и по нервам. Это всё было ужасно и отвратительно. Переход на личности и все эти ласкающие прозвища — от этого тошнило. Пусть она была довольно молода и малоопытна, но такие снисходительные нотки доводили до белого каления. Если она такая милая и вся из себя зелёная, то справляйтесь со своими проблемами сами как-то. А если она нужна как какой-то специалист (пусть даже лишняя сила или лишний часовой) — то может быть будете как-то уважать тех, кого вообще видите впервые? А не лезть со своим панибратством туда, куда вообще не звали? Она не получала аристократического воспитания, но в душе своей ненавидела все эти уменьшительно-ласкательные суффиксы и прозвища в принципе терпеть не могла. И ладно бы это был близкий друг. Вообще впервые в жизни увиденный гном!
Маска равнодушия и некоторого бесстрастия всё ещё отлично появлялась на лице сама собой. Долгий опыт жизни в Круге был тому причиной, когда ты день за днём прячешь свои эмоции. Валья была довольно закрытым человеком, мало кого к себе подпуская и мало с кем общаясь. И не особенно от этого страдая, если уж начистоту.
— Очень интересно, спасибо, — вежливый, и не более того, тон.
Вывести одних ценой жизни других, а потом с первыми выведенными-спасёнными возвращаться за теми, кем пожертвовал, жертвуя уже теми, кто остался. Логика просто божественная. Сходи туда, потом вернись обратно. Будто бы нельзя было сразу сидеть на месте и всем оптом сдохнуть как-то централизованно? Марш-бросок туда, сюда и обратно — зачем? Если бы Валья спасалась сама и спасала бы кого-то — они гнали бы по проложенному маршруту, не оглядываясь. И уж тем более не возвращаясь без мощного подкрепления. То, что она видела, таковым не являлось. Гений тактики и стратегии на лицо. Кажется, у неё были все шансы бездарно погибнуть под руководством этого вот Командора, который целенаправленно "ложится костьми", правда, преимущественно, чужими. Чужими-то отчего бы и не лечь? На фоне этого отлично можно подняться в общественном мнении — таких очень любят превозносить, мол, вон как старается, за своих горой стоит. И обычно никто не считает, сколько при этом народу передохло в этих вот самых операциях.
— Я бы предпочла со своими делами разобраться сама, — особенно на фоне того, что гном — это всё-таки гном, и если вдруг чего, то втоптать в площадь гнома примерно то же самое для её коня, что втоптать туда кошку, — я не просила помощи. Самое большее через полчаса я вернусь.
"Ну если, конечно, я не взята под конвой, который будет меня теперь пасти, чтоб я не сбежала"
То есть она ещё по умолчанию подозревает, что все тут способны внаглую игнорировать приказы и дезертировать? Впрочем, если там такая паранойя, что она в любом поступке и слове видит повод кого-то обвинить и убить на месте, то конечно да. Вот живут же на свете такие вот... маги, с позволения сказать. Командоры там, и прочее. В одном лице. А ведь могла бы и кандалы на неё сразу надеть, очень бы и нет?
Ну, понятно, если дело такое и она отныне в рабстве и под присмотром постоянным, то, конечно, куда там этот Дракс денется? Будет ходить как привязанный. Ну потому что имущество владельца не должно куда-то деться, пострадать и так далее. То есть вот у них вот так вот всё. Такого кошмара даже в Вейсхаупте не было, хотя там тоже странностей полным-полно было. Но вот до такого бреда они пока не дожили. И вряд ли доживут.

+2


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Пески не знают жалости [Солис 9:42]