Вверх страницы

Вниз страницы

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Там лежит Бездна » В багровых тонах [облачник 9:47]


В багровых тонах [облачник 9:47]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В багровых тонах
[html]<center><img src="http://art.kenarov.ru/imageviewer/kan-on-63%E2%80%941024.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Прилетевший в горы вместе с дочерью Командор Кусланд останавливается в родном ему оплоте, чтобы договориться с таном Фростхолда о временной передержке грифонов.
По-семейному спокойную и теплую встречу, несмотря на то, что говорили о делах, внезапно прерывает очень неожиданное событие: под ворота оплота приезжает самопровозглашенная авварская королева, требующая склонить голову.
И приезжает она не одна.

Дата событий:

Место событий:

облачник 9:47

Ферелден, Морозные горы

Айдан Кусланд, Раннвейг, Исла о Унсал, Кадварх аэп Киндейрн
Вмешательство: мастерское

0

2

[indent] Всегда бы так.
[indent] В памяти мелькали обрывки воспоминаний, которые остались похоронены в горящем Хайевере. Брайс и Элеонора Кусланд за столом, и они с Фергюсом в очередной раз спорят о какой-то мелочи, горячо переходя на личности в какой-то момент, пока отец не закатывает глаза: "хватит. Фергюс, будь умнее. Волчонок, направь-ка свою энергию в нужное русло". На коленях широкая собачья башка, и правая штанина вся мокрая — мабари пролил литр слюны, не меньше, пока клянчил у хозяина хоть какой-то кусок со стола.
[indent] — Столки его и пусть упадет в водоворот, — едва слышно, себе под нос промурчал Кусланд, — пусть подлеца глубина заберет. Вмажь ему, Леди, вмажь...
[indent] — Что? — раздался за спиной голос тана.
[indent] Айдан развернулся, отворачиваясь от окна, с которого наблюдал за тем, как двигается водопад, срываясь с высоты вниз, посмотрел на Тормунда и собственную дочь, которая была с ним за столом, улыбнулся уголками губ и пожал плечами.
[indent] — Кабацкая песенка, — пояснил Кусланд. — Про моего отца и мою мать. При их первой встрече он повел себя не очень... вежливо. И моя мать дала ему в челюсть так, что отец растянулся на палубе корабля, а потом и вовсе ушел в воду. Это у нас, кажется, семейное по мужской линии.
[indent] Тан понимающе усмехнулся.
[indent] Было чему. Хельга Айдану по лицу тоже зарядила от души. Кусланд тогда так удивился, что даже забыл что-то сказать. Но, в целом, история циклична, и потом, после первого удивления, он даже сумел посмеяться над иронией судьбы. Только вот Элеонора и Брайс Кусланд погибли вместе, а Айдан... Айдану иногда было интересно, что бы сказали родители на все, что с ним происходило и происходит. Одобрили бы? Не факт. Но приняли бы точно. Да и Фергюс не так уж и далеко ушел со своей женой-хасиндкой. Впрочем, Айдан никогда не был связан с Хельгой брака по авварским обычаям. Да и вообще все было крайне непросто в этом плане у Командора Кусланда. Ох, как непросто. Оставалось надеяться, что у дочери будет проще. Правда, он пока не был к этому готов.
[indent] Они уже решили рабочий вопрос с грифонами, и теперь это было все же семейной встречей, и Кусланд ловил себя на том, что хотел бы этого спокойствия в кругу семьи. Но куда там. Впрочем, мужчина радовался тому, что с ним последние годы постоянно находилась дочь, и этого было достаточно. Лучше так, а не возвращаясь к ней одними мыслями ежедневно, будучи демон знает где, за тысячи километров и хорошо еще, если под солнцем, а не на Глубинных тропах. Нужно было возвращаться в Пик Солдата, но Кусланд отчаянно оттягивал этот момент, наслаждаясь уходящим днем, игрой закатного солнца в рвущейся вниз воде водопада, тишиной и окружением из дочери и ее деда. Кусланд бы никогда не признался, но он уставал от всего происходящего, а здесь у него был шанс отдохнуть по-настоящему. Без необходимости куда-то бежать, что-то решать, кого-то спасать — и так по бесконечному замкнутому кругу, который никак не заканчивался. И не закончится, пока он не погибнет в полете, потому что останавливаться было нельзя.
[indent] Айдан сделал глоток из чашки, довольно прищурился, когда дверь распахнулась, едва не слетев с петель. Рыжий Гуннар, оказавшийся на пороге длинного дома, был взъерошен и мрачен. Кусланд отставил чашку.
[indent] — Мой тан, — аввар смотрел на Тормунда. — У нас гости.
[indent] Командор нахмурился и потянулся к клинку, который стоял, прислоненный к стене. На вопросительный взгляд правителя оплота Гуннар поморщился.
[indent] — Чернокрылая. И с ней... не только ее клан.
[indent] — Что? — вскинул брови Кусланд, уже двигаясь к дверям.
[indent] — Хасинды, — негромко проговорил охотник, когда Айдан расходился с ним в дверях.
[indent] Бездна! Хасинды! Какого демона они вылезли из Остагара?! Сидели же себе, какого же демона они пришли сюда, в горы?

+2

3

Такие моменты хотелось растягивать и растягивать, чтобы всякое приятное никогда не заканчивалось. Потрясения последних недель из-за грифонов уже сходили на нет и Раннвейг постепенно возвращалась к своему привычному состоянию морды-кирпича, дерзких и заумных высказываний…В общем вела себя как типичный подросток её возраста. Она была очень рада тому, что им с отцом удалось посетить её родной клан. Она уже давно не видела деда и прадеда, успев по ним соскучиться. Едва они с командором показались на горизонте, как клан тут же начал приготовления к праздничному обеду, поэтому наличие еды на их столе не заставило себя ждать, впрочем, как и пляски с танцами. Девушка успела там отметиться, найти старых знакомых и друзей, чтобы рассказать последние новости. О, какие были лица! Живые грифоны – это не хухры-мухры, хотя кто-то счёл её рассказ откровенным бредом. Но Ранве не злилась, она-то знала правду.
Особенную радость от встречи со своими родственниками испытал авгур, прадед Раннвейг, обожающий свою правнучку до колик. Девушка почти в каждый свой приезд рассказывала о тех магических явлениях, что удавалось заметить за пределами Морозных гор. Магия оказалась столь разнообразной, что сам авгур только и успевал мудрёно качать головой и сдержанно хихикать над подачей информации. А Ранве делала самое живописное выражение лица и забавно махала руками.
Позднее она оставила прадеда в скрытой пещере за водопадом и забралась по скале наверх, откуда лилась музыка. А там уж проследовала в долгий дом, где вовсю засиживался дед с её отцом. Раннвейг слушала их в пол-уха, переваривая слухи, о которых сегодня узнала – будто бы та самая Исла, самопровозглашённая королева аваров (здесь девчонка каждый раз снисходительно фыркает, мол, враки сивой кобылы), собралась подчинить себе все морозные горы и напасть на низинников. Впрочем, когда-то и Ранве могла согласиться с такой идеей – весело же заставлять не приспособленных ферелденцев пугаться горцев с их набегами. Но это было очень давно. Сейчас, конечно, она уже так не думала. Ферелденцы в большинстве своём вызывали уважение, потому что большая их часть всё же была воинами. Даже среди так называемых «дворян» находились те, кто мог составить конкуренцию сильнейшему из аварского народа.
Более того, даже мать её отца была не из робкого десятка, и, слушая сейчас знакомые мотивы кабацкой песни, девушка, на удивление, сидела тише воды и ниже травы. Обычно она с удовольствием подпевала своему отцу, но сейчас она была мрачнее тучи, смотря неголодным взглядом на кусок лежащего перед ней прожаренного мяса. То, что Исла преследовала благородные цели – это понятно. Даже не слишком вникающая в дела кланов Ранве это осознавала: объединение всех кланов – это прекрасный способ раз и навсегда покончить в междоусобными войнами и наконец-то начать двигаться вперёд. Пожив и там, и тут, девушка видела плюсы и минусы обоих миров и могла с уверенностью сказать, что авары застряли в прошлом, в то время, как мир вокруг сильно изменился.
И тут дверь чуть не слетела с петель, являя окружающим встревоженного Гуннара. Чует Ранве, что пора за меч хвататься и делает это незамедлительно, ещё до того, как тот объяснил в чём дело. Значит Исла и хасинды… Раннвейг буквально готова была ядом плеваться и шипеть.
Таки показала свой характер змеюка… ещё и этих привела…
Мысли девушки всполошились не на шутку, на лице отразился мыслительный процесс, чтобы в следующую секунду с губ сорвалось треклятое имя.
— Кадварх!
Тормунд Бурерождённый схватился за свои секиры, а взглядом искры метал, не предвещая ничего хорошего. Видимо, он тоже пришёл к этой мысли. Только один человек мог заставить хасиндов выползти со своих земель, тот, о ком ходило множество слухов и домыслов. Каждый аввар знал его имя и что он собой представляет. Подсознательно, его прихода боялись и… ждали. Раннвейг была уверена, что дед что-нибудь придумает. В конце концов Исла не может взять их силой! Они состоят в родстве с кланом её мужа! Стормхолды не могли предать Фростхолд! Не такой ценой!
Раннвейг была уверена в том, с какой целью здесь Исла и хасинды, что ж, если они хотят войны, они её получат. Никто не смеет просто так нападать на нейтральные кланы. У Фростхолдов договор с кланами по другую сторону гор – защищать перевал и если кто-то нападёт на них, то другие нейтральные и враждебные кланы должны будут отомстить  Исле за такую дерзость.
Где-то в оплоте взвыл волк и Ранве буквально побледнела.
— Это Ульвен! – Ранве дёрнулась, опрокинув стул и метнулась к двери, отталкивая с прохода рыжего воина, — я к ней, нельзя, чтобы она пострадала! – И не обращая внимания ни на что, юная воительница с клеймором за спиной, выскочила за дверь и помчалась на вой волка.
Защита оплотного зверя – это необходимость. Слишком сильна вера в то, что пока жив оплотный зверь, то и с кланом всё будет хорошо. Так говорят. Так должно быть. И видит Отец Гор, если они только посмели тронуть Ульвен, то каждый воин аварского клана посчитает своим долгом – отомстить за подобное оскорбление и святотатство!

+1


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Там лежит Бездна » В багровых тонах [облачник 9:47]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC